Шанс уйти

Рассказ. Примерно 15 000 знаков

1

Солнце стояло в зените, воздух прогрелся уже до рекордных для этой местности +50 градусов. Жара давила, жажда душила, а прилипшие к телу одежды мешали идти. Но останавливаться было нельзя. Теперь у него было два пути, раз уж решился на этот побег: он либо преодолеет золотые пески, либо умрёт, как только солнце сядет за горизонтом.

И он шёл, не оглядываясь на ненавистный ему город, смотрел только вперёд, и мысленно рисовал картины, которые могли ожидать его в ближайшем будущем. То ему вновь представлялись огромные, с пятиэтажный дом, колонки, которые транслировали разрывающую на части музыку, покруче любой гранаты, колонки, которые он миновал на заре;  то он видел себя уже сидящим на берегу озера в тени вековых деревьев – в месте, куда страстно желал попасть уже завтра днём, если сегодня преодолеет звуковой барьер.

Казалось, время уже перестало идти, и он ни на метр не продвинулся вперёд, только топчется на месте, а  яркое солнце, будто насмехаясь над его слабостью, весело катилось всё ближе и ближе к кромке горизонта, чтобы вскоре уступить день тёмной, убивающей ночи. Чтобы не смотреть на этот предательский огненный шар, он снял рубашку и сделал из неё жалкое подобие тюрбана на голове, плотно прикрыв тканью глаза. Так, ориентируясь только на внутренний компас, практически вслепую, он продолжал идти, не останавливаясь ни на минуту. Каждая клеточка его организма напряглась в ожидании, ему казалось что он слышит как звук приближается, догоняет и вот-вот нанесёт свой убивающий удар. И тогда закончатся его мысленные мучения – что же будет дальше?

Как только солнце спрятало свой последний луч, огромные круглые колонки заработали, издав скрежещущий звук электрогитары такой силы, что волна подняла в воздух песок. Песчинки покорно полетели в направлении волны, которая создавала поток энергии колоссальной силы, разрушая всё на своём пути и создавая новые мельчайшие песчинки.

Нет, ему не померещилось, он действительно услышал этот звук, приближение потока, значит, именно сейчас  решится его дальнейшая судьба. Жизнь или смерть? Смерть или свобода? Хотя, даже если и смерть – он в любом случае умрёт свободным человеком. Он не сломался, попав сюда около трёх месяцев назад, не подчинился законам города и его жителей. Он нашёл выход. И какой бы ни была его дальнейшая участь, — сейчас он свободен!

Эти мысли разом пронеслись в его голове, обгоняя одна другую, а на губах заиграла непроизвольная победная улыбка – он победил! Вслед за этим пришло желание, а может быть воспоминание, и ему захотелось повторить этот жест: он развёл в стороны руки, как бы встречая звуковой поток, принимая в свои объятия. И поток приветливо кинулся ему навстречу…

Буквально в паре сантиметров  горячая буйная энергия резко остановилась, и вместо того, чтобы разорвать на мелкие кусочки его тело, лишь больно царапнула уже холодными песчинками его обнажённую спину и осталась позади. Он сделал ещё пару шагов и, наконец, остановился. Оглянулся через плечо и увидел, как сила потока беснуется совсем рядом, принося вместе со звуком вихри всё новых частиц оттуда, куда путь теперь был закрыт. Он мог бы дотянуться рукой до этого страшного бала, но зачем?

— Только вперёд! – прошептал он пляшущим частицам, отвернулся и продолжил свой путь.

 

2

— Ты понимаешь, что если мы не успеем до захода солнца, то умрём?! – резко спросила я, повышая голос до почти истерического крика. Меня трясло от страха и раздражения, но одновременно мне хотелось действовать. Бежать как можно быстрее, насколько будет хватать сил и дыхания до тех пор, пока мы не достигнем безопасного расстояния от этого проклятого города.

— Успеем. Ведь Первый же…

Начал было брат меня убеждать, но я с ещё большим раздражением перебила его:

-Исаак! Его имя Исаак!

— Исаак, — спокойно исправился брат. — Он ведь успел. А у него даже воды с собой не было.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю! Я ведь помогал ему построить маршрут!

— Он был один, а нас двое! И вообще, как мы по твоему пройдём охрану ?

— Пройдём, я же помогал ставить систему! – воскликнул мой брат, тоже начиная заводиться. – Аська, если ты передумала, так и скажи!

— Прости, — тихо сказала я спустя минуту, которую потратила на то, чтобы успокоиться. – Я не хотела тебя расстраивать. Мне просто очень страшно.

— Мне тоже страшно, Ась. Ты даже не представляешь как! Но оставаться тут я тоже не хочу.

Я подошла к брату и обняла его, уже не в силах сказать что-либо ещё. Когда стемнеет за нами придут. И если до этого времени мы не выберемся, нас ожидает очередная ночь погони за существами. И в этот раз этими «существами» будем мы!

3

Около пяти лет назад на нашей земле появились человекоподобные существа, убивающие людей. Как они называются научно? Не знаю, мы не успели выяснить…

Нападали они преимущественно ночью и в большом количестве, сначала мы оборонялись как могли, а потом придумали самую лучшую защиту.  Чтобы существа не проникали ночью в город стаями, на границах поставили огромные музыкальные колонки, которые уничтожали всё живое в радиусе 30 километров. Именно поэтому с течением времени вокруг города выросла пустыня. Каждая песчинка – это чья-то жизнь: существа, дерева, машины, человека…

Днём мы были в относительной безопасности, так как в это время существа прятались. Если и можно было встретить живую нечисть днём, то она была не опасна, так как дневной свет её сильно ослаблял. Тех существ, которым удавалось к нам проникнуть, горожане ловили и убивали. Вскоре убийство пленённого существа для жителей стало особым развлечением, и на этих человекоподобных тварей стали устраивать охоту. Всегда находились смельчаки, которые постоянно вызывались побегать за нечистью и убить её. Часто с особой жестокостью. Мы их прозвали Охотниками.

Вскоре люди начали устраивать на существ облавы. Делали они это днём, так как по одному существа не представляли большой опасности, и днём изловить их было просто. А вот  устраивать охоту на одно существо – это ведь так скучно! Поэтому Охотничьи игры устраивались,  когда существ набиралось 10 или чуть больше.

Потом существа исчезли. Наверное, им пришлась не по вкусу наша экология и они вымерли. Во все точки планеты были посланы гонцы с особой миссией – донести радостную весть и помочь восстановить порядок. К нам приезжали несколько. Но они даже не подозревали, чем это обернётся.

Жители нашего города не обрадовались новости. И они стали ловить гонцов, или просто заблудившихся людей, присваивали им номера (обычно не больше 10) и бросали в тюрьму. Пленники должны были играть роль человекоподобных существ, на которых вели охоту. Или, чтобы не быть растерзанными, эти люди должны были во время «игр» убивать друг друга. Им разрешалась такая альтернатива. За ночь нужно было «поймать» не менее 5 «существ». По сути, пленники всегда гонялись друг за другом.

Не более 10 пленных. Всегда. Лишних убивали либо в процессе «охоты» такие же пленники, либо их выгоняли за границы города, всегда ближе к ночи и всегда на такое расстояние, что человек не успевал ни вернуться обратно в город, ни достичь звукового предела.

4

Мы с братом были изгоями. Потому что выступали против убийств людей и всегда держались вдали от общих «развлечений». Мы даже пытались помогать пленникам. Тайком от всех, разумеется. Но скоро поняли, что оказываем медвежью услугу – потому что мы давали пленникам надежду выжить. А они всё равно умирали…

Таких как мы долго не терпели и бросали в клетку к пленникам, чтобы потом навсегда избавиться. Около трёх месяцев назад  в город привели очередного гонца. Весь город пошёл посмотреть на него. В отличие от предыдущих, он не просил дать ему слово, а просто сразу начал рассказывать цель своего визита. Договорить ему, к сожалению не дали, людям это было не нужно. А мы с братом всё поняли и ночью снова проникли в темницу, чтобы подробно расспросить гонца о том, что ему не дали рассказать утром.

Так я познакомилась с Первым. Его звали Исаак. Он получил имя Первый, потому что предыдущий Первый был убит. Исаак мне сразу понравился, потому что он был очень умный и добрый. Брат это понимал, но ничего не говорил. К тому же он тоже с ним подружился. Пока в клетке было меньше 10, охоту не открывали, поэтому у нас была возможность пообщаться с гонцом. К тому же мы понимали, что скоро горожане придут и за нами, присвоят порядковые номера и тоже бросят к пленникам. Поэтому мы много расспрашивали гонца о жизни в других городах, рассказали и об особой охране нашего. Когда Исаак понял причину появления пустыни вокруг города, он пришёл в ужас, и высказал опасение, что наш город скоро совсем обезумеет. Конечно, именно это город и ожидало…

А потом Исаак решил бежать. Как он выбрался из клетки до сих пор остаётся загадкой. Наш мэр был в ярости, когда узнал о побеге. Кто-то шепнул ему, что видел нас с братом возле тюрьмы, где держали пленников и стало ясно, что уже совсем скоро мы станем добычей… Тогда мы решили последовать примеру Исаака. Бежать.

5

За одну мы ночь продумали маршрут по городу, сделали запасы воды и спрятали их у старого полусгнившего деревянного забора, который стоял сразу после старых же бараков. За ним открывалась небольшая аллея выживших за пять лет безумия деревьев, а дальше – пустыня. Всё было готово, оставалось лишь надёжно спрятаться, чтобы нас не нашли до вечера.

Около этих бараков был полуразрушенный, когда-то жилой семиэтажный дом, более того – новостройка! Пять лет назад именно его существа атаковали первым… Там мы и решили переждать.

В сам дом забраться труда не составляло, сложнее было подойти к нему незамеченными. Рано утром, пока колонки всё ещё транслировали свою адскую музыку, мы выбрались из своего дома и как можно тише, полусогнувшись, побежали узкими улочками старых домов. Улочки были настолько узкие, что двум прохожим, идущим навстречу, разойтись было практически невозможно, зато они дольше всех оставались неосвещёнными первыми лучами солнца, что нам было только на руку.  Мы миновали пять домов, свернули к деревянному забору и забрали наши припасы. Через проделанную дыру вылезли во двор, от которого начиналась территория заброшенного дома. Вокруг него через каждые три метра были установлены видеокамеры, пройти через которые было крайне сложно – они реагировали на любой, даже самый незначительный шум, например писк крысы. На наше счастье, усиленное наблюдение велось тоже в основном ночью. Нам оставалось засесть в засаде до восхода солнца, когда стихнут колонки и половину камер отключат. Только тогда у нас был шанс попасть в дом. Пока в пульте видеонаблюдения будет идти смена охраны. Это 10 минут. Нам вполне хватит.

Мы нервно переглянулись и стали ждать. Нервное напряжение постоянно дёргало меня с места. Брат это видел и одной рукой прижал меня к стене.

— Ты что творишь?! – шикнул он.

— Я не специально! – заныла я и сделала глубокий вдох в тщетной попытке хоть немного успокоиться.

Утренние сумерки быстро рассеивались, вскоре тёмно-синий свет ночи сменился бледно-голубым, музыка из колонок перестала быть пугающей, а когда все цвета вокруг приобрели свой правильный окрас, вдруг резко стало тихо. Эта тишина стала давить на барабанные перепонки своей вакуумной непроницаемостью. Мне захотелось хоть что-то услышать и я прикрыла уши ладонями. Именно в этот момент брат шёпотом скомандовал:

— Бежим!

Не успела опомниться, а он уже буквально тащит меня за шиворот через улицу к нашей спасительной «новостройке». Вот мы уже у окна без рамы, брат выталкивает меня вперёд и забрасывает внутрь, а следом прыгает сам.

-Быстрее, нам нужно уйти от окна! – продолжает он командовать и тащит меня вглубь здания.

Я почти ничего не понимаю, в ушах звенит, голова вот-вот разорвётся на части, тело двигается само как в тумане, просто подчиняясь командам брата. Мы преодолели три комнаты, и вдруг брат резко остановился.

— Тут кто-то есть, – прошептал он, и я почувствовала, как по его телу пробежал холодный пот. Он передался и мне. Я в панике вцепилась в его руку и уставилась прямо в глаза. Наверняка в моих глазах стоял такой же ужас, как и в глазах брата. К горлу подкатил комок и я начала скулить, задыхаясь от разрывающих сознание слёз.

— Аська, прошу тебя! – взмолился брат.

Но тут я впервые услышала шорох и посмотрела туда, откуда исходил звук. Земля ушла из под ног моментально! Прямо на нас, очень медленно, шло существо…

6

С тех пор как мы остались одни, брат заменял мне отца и мать. И я была готова на всё ради него. Мой брат всегда оберегал меня. Каждый вечер он садился со мной рядом и мы вместе читали книги или смотрели кино, пока не засыпали. А когда появились существа, брат завёл новый ритуал – старательно занавешивал все окна и двери плотными одеялами, чтобы ни один лучик света не проникал в комнату, и чтобы я ничего не могла видеть. И так получилось, что существ я никогда не видела.

Однажды ночью к нам пробралось существо, и брат успел его поймать: хорошенько треснул сковородкой по голове, и человекоподобная тварь отключилась. Потом брат разорвал старую простынь, сделал верёвку и связал нечисть. Но не убил. Брат выволок его на улицу и бросил там связанного. А наутро нашёл лишь разорванные верёвки. Существа не было, и никто в городе не говорил о поимке новой жертвы…

Пустые белесые глаза существа уставились прямо на нас, согнутая спина с выпирающим позвоночником делала его невысоко роста, хотя само тело казалось длинным. Тонкие длинные руки и ноги с обвислой кожей были сильными, потому что, схватившись за край дверного проёма и, видимо сжав его, по стене побежали мелкие трещинки. Оно вытягивало шею и будто бы принюхивалось, лысая маленькая голова, казалось сделанная из воска, поднималась вверх-вниз при каждом вдохе, а тонкие пальцы (уж не знаю как, но я ясно увидела, что на каждой руке у существа по четыре пальца) хватали пустое пространство. Безносая морда таращилась то на меня, то на брата, будто выбирая кого из нас убить первым, и даже улыбнулось, обнажая тонкие гнилые зубы. Существо сделало два шага вперёд, продолжая принюхиваться, а потом фыркнуло и снова скрылось в глубине дома.

В глазах резко потемнело и я пошатнулась, но брат успел меня поймать.

— О-о-ох!

— А я то думал они все вымерли. – прошептал брат.

— Видимо, нет, — медленно, сдавленным голосом ответила я: язык заплетался и почти не слушался. Я посмотрела на брата – он был такой же белый, как та тварь. И мне вдруг показалось, что если мы тут останемся, то превратимся в точно таких же существ. Я решила сделать шаг и не смогла – ноги не слушались.

— Наверное, это то самое существо, которое я тогда поймал, — заговорил брат. – Оно мне снилось иногда. И во сне оно всегда плакало, я тебе рассказывал, ты помнишь?

— Да, помню. Но ведь мы не сможем ему помочь, — ответила я, всё ещё еле-еле шевеля языком. – Ты ведь не собираешься…

— Конечно нет! – ответил брат, поняв моё опасение. – Мы не будем за ним возвращаться, за кого ты меня принимаешь?! Просто… мне жаль его…

Именно эта фраза вернула мне силы и я, наконец, смогла сдвинуться с места. Подошла к брату, хотела было сказать, что я его понимаю, но это существо уже обречено и всё такое… Вместо этого с моих губ сорвалось:

— Я горжусь тем, что ты мой брат!

Он улыбнулся, погладил меня по щеке и скомандовал:

— Пошли! Мы уже опаздываем!

Да, действительно, встреча с существом отняло у нас драгоценное время. Мы быстро пересекли ещё две комнаты и постарались как можно быстрее выпрыгнуть в другое окно, за которым нас ожидала аллея выживших деревьев и пустыня. Но когда я перелазила, зацепилась штаниной за обломок подоконника, чуть не свалилась и наделала много шума. Ближайшая камера быстро повернулась в мою сторону…

7

— Аська! – взмолился брат, я быстро подбежала к нему, но было поздно. Поднялся вой сирены, в «новостройке» раздались голоса  и мы поняли – это за нами!

На предельной скорости мы побежали, но впереди была не аллея, а ещё одна улочка деревянных полусгнивших бараков.

— Откуда они тут? – удивилась я.

— Сейчас не время! – последовал ответ брата и мы молча побежали дальше.

Вскоре я заметила, что брат начал сомневаться в правильности дороги и сбавил скорость. Но я знала, точнее, чувствовала нужное направление и уверенно обогнала его. Мы свернули за очередное деревянное здание и побежали по разбитой асфальтовой дорожке, а по бокам стояли деревья. Это были высокие стройные тополя и берёзы.

— Скорее! – бросила я на бегу.

Теперь брат бежал позади, не задавая вопросов, а просто следуя за мной.

За нами была погоня. Я чувствовала, что нас догоняют трое охранников, видела, будто стояла рядом, как они заряжают ружья, а уже через минуту послышались выстрелы. А затем громкий, нечеловеческий рык отвлёк ребят с ружьями. Какой-то грохот заглушил последующие два выстрела. На мгновение всё стихло, слышно было только громкое биение сердца и странное ощущение вины. Вдруг послышался тройной крик ужаса и ещё один выстрел. Что-то взвизгнуло, лязгнуло и всё стихло.

— НЕТ! – закричала я, а на глаза сразу же выступили слёзы. Я сбавила скорость, чтобы вытереть глаза ладонью.

— Ему уже не поможешь, Ася, не останавливайся! – прокричал брат, тоже сбавляя ход и хватая меня за руку . Я кивнула и прибавила ходу, но успокоиться не смогла.

Мы всё ещё бежали по аллее, хотя уже скоро она должна была смениться песками «живой» пустыни, а вдалеке огромные колонки. Я смутно видела уже начинающую желтеть листву деревьев, поднимающийся диск солнца расплывался на множество искрящихся лучиков, а песок казался непонятного цвета морем, потому что мои глаза всё ещё были полны слёз. Солнце быстро прогревало утренний воздух, уже становилось жарко, но меня начало трясти. Трясло от страха и чувства потери. Меня душило понимание того, что то существо из «новостройки» принесло себя в жертву, чтобы дать нам шанс уйти…

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s