«Франкенштейн» Денни Бойла

Давно мечтала посмотреть эту постановку и вот удача мне улыбнулась. И я была права в своём стремлении. Мне очень понравилось, полнейший восторг!

Отличительной чертой данной постановки является то, актёры поочерёдно исполняют роль Виктора Франкенштейна и его создания. И для полного представления нужно посмотреть оба варианта. Я решила немного отступить от своих намерений публикаций в этом блоге и поделиться своими впечатлениями, ощущениями и мыслями.

«Какое сочетание мускул, какая динамика!»
Франкенштейн — Бенедикт Камбербэтч
Создание — Джонни ли Миллер
Восприятие главных героев в двух вариантах постановки разное. Возможно это связано ещё и с тем, что два варианта не посмотришь одновременно, и в любом случае какой-то вариант будет первым, а значит вызовет первоначальные эмоции, но полагаю, что дело так же  и в игре актёров. А уж что оценить тут точно есть!
В первом варианте Создание не столько пугает, сколько вызывает сострадание. С самых первых минут просмотра мы видим как это бедное существо через страх и боль, физическую и душевную, познаёт мир. И далее это чувство эмпатии не покидает на протяжении всей постановки. И когда создание совершает своё первое преступление — его не осуждаешь. Его мотивы понятны и не возникает даже мысли о том, что он мог поступить иначе…

Виктора Франкенштейна, как ни странно, тоже понимаешь и каждое действие человека разумного, учёного, кажется логичным в тот момент. Ему так же сопереживаешь, как и творению его рук, но в то же время видишь, что это человек помешанный. Он помешан не столько на своём достижении, сколько на работе над ним. Он был так увлечён технологией оживления, что, когда созданное им наконец ожило, он просто не знал что делать дальше…

Франкенштейн — Джонни ли Миллер
Создание — Бенедикт Камбербэтч
Второй вариант спектакля оставляет более противоречивые чувства. Вроде бы созданию ты должен сочувствовать, но ты его просто понимаешь. А в моменты совершения преступления даже осуждаешь. Это создание уже вызывает не столько жалось, сколько отвращение. Отвращение от природы его поступков. Он кажется больше похож на человека, а потому на него бессознательно накладываешь обязанность думать над своими поступками. И оно думает, понимает что творит и всё равно творит. И от этого становится чуточку страшно.

А молодой учёный кажется отвратительным, жестоким и ещё более безобразным, нежели его творение. Не внешне, но внутренне. Этот Виктор Франкенштейн возомнил себя богом, а на самом деле он просто сумасшедший, причём опасный сумасшедший, от которого никогда не знаешь чего ожидать. Может быть убийства совершались не его руками, но обвиняешь, почему-то именно его. Не судьба или злой рок так распорядились. Так сделал Виктор Франкенштейн. За что и поплатился…

Человек в теле чудовища или наоборот?
Оба спектакля смотрятся на одном дыхании, лишь в конце, когда оба главных героя оказываются где-то на Севере, предположительно в России, хочется, чтобы уже всё закончилось, потому что смотреть на их страдания дальше становится невыносимым.

Если спросить меня, какая версия мне понравилась больше, то скорее всего я не смогу дать однозначного ответа. И там и там есть над чем задуматься. И всё же выделить наиболее понравившуюся мне постановку могу: та, где роль учёного исполняет Камбербэтч.
Бенедикт обладает какой-то природной аристократической грацией, все его движения гармоничны, его мимика отражает благородство, сдержанность и высокий ум. В то же время в нём очень много человеческого. Поэтому и Франкенштейн его кажется более понятным. Он безусловно относится к высшему обществу. Как всякий учёный, Виктор кажется безумным, повёрнутым на своей работе, и ему оправдываешь эти причуды. На мой взгляд, именно Камбербэтч наделяет своего Франкенштейна такими оправдательными качествами.

А вот в Джонни больше дикой страсти, в нём есть какой-то животный инстинкт, дикий и необузданный, и за счёт этого персонажи его кажутся экспрессивными, будоражащими сознание, и им можно либо сочувствовать, либо презирать их. В первом случае я испытывала чувство жалости к его Созданию, во втором же — местами мне хотелось хорошенько приложить его Франкенштейна об стену, чтобы спустился с небес на землю. Джонни ли Миллер, по моему мнению, более гармоничен в роли создания, потому что это существо дикое, гонимое всеми, а потому в нём больше огня, мести, страсти и жажды быть принятым.

И оба создания и оба Франкенштейна вызывают одно общее чувство — им желаешь смерти, чтобы каждый из них, благородное чудовище и монстр-учёный, наконец отмучился…

Научиться мстить, убивать, лгать, любить
Глядя на Франкенштейна и его Создание воображаешь, будто их пропустили через кривое зеркало, вернули обратно и оживили. Вот только перепутали что-то и Виктор получил бездушную оболочку, а Создание — б/у-шное тело с полным набором эмоций. Каждый из них растёт, учится, приобретает опыт… Какой?

Когда Франкенштейн убежал от своего создания, он даже не подозревал, на что тем самым обрекает это существо. Гонимый, битый, презираемый всеми, но обладая ранимой душой, неудивительно, что существо впитало в себя всю злость и жестокость. А жажда любви и социальной жизни привела к убийствам… Учёный знал и понимал что к чему приводит, он почти соблюдал порядок, был социально воспитан и образован. Но все эти знания так и не научили его чувствовать, сострадать, любить.

И именно Создание объяснило учёному как это — любить. Именно оно смогло описать те ощущения, которые мог бы испытывать Франкенштейн, если бы был наделён ими. И когда из уст безобразного чудища он услышал и понял каково это, только в тот момент он и понял что натворил, но было уже поздно…

В финале каждый получил что хотел: Виктор Франкенштейн — признание своего «детища», существо же получило принятие общества в лице своего создателя, но, по большому счёту, ему больше ничего и не надо…

«Я просто хотел, чтобы ты любил меня!» — говорит создание, умоляя учёного не умирать, потому что без него оно само не сможет жить. Оно хочет убить своего творца, но боится смерти: «Умирать страшно?» — спрашивает создание…

На что ещё обратить внимание
На то как двигаются Бенедикт Камбербэтч и Джонни ли Миллер в образе создания. Они разные. Ещё, помимо смены основных персонажей, в спектакле меняется мальчик, исполняющий роль младшего брата Франкенштейна — Уильяма. Вот тут, правда, я не понимаю зачем это было нужно, но факт бросается в глаза и невольно начинаешь сравнивать этих двух ребят. И лично я пришла к выводу, что они как-бы отображали внутренний мир Виктора… Хотя, возможно это уже моя привычка во всём находить тайный смысл.

Помимо главных героев, стоит обратить внимание на декорации. Их не много, но каждая из них играет свою главную роль. Одна люстра из тысячи лампочек чего стоит! У этой люстры особое предназначение — она является отражением начала и заката жизни.  Это просто великолепно! Всё на своём месте и ничего лишнего. А музыка, — шедевр! Атмосферная, глубокая, она отражает и усиливает эмоции там где это нужно, а народные мотивы и песнопения дают понять настроение окружающего мира. В такой серьёзной постановке есть место юмору, что тоже идёт только в плюс.

Если появится возможность, советую сходить на оба показа, оно того действительно стоит.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s