Любовь бывает разная

Рассказ был написан в 2012 году. Вдохновила реальная история, события в рассказе и сами герои принадлежат мне. Не редактировала.

Весна выдалась холодной и дождливой. Мерзкий дождь моросил уже неделю, а тяжёлые свинцовые тучи, нависшие над городом, угрожали устроить всемирный потоп. Макс брёл по улице, особо никуда не спешил, просто шёл туда, куда несли его ноги. Он весь уже промок до нитки, но ему было всё равно. Пачка сигарет уже давно промокла, но Макс вытащил одну, оторвал оранжевую границу фильтра, зажал в зубах бумагу, набитую табаком и начал втягивать его терпкий, горьковатый вкус. Ему нравилась такая погода. Она соответствовала его душевному состоянию — сырость, серость, депрессия…
Все его мысли были только о ней. Она заполняла всё его существо, каждую часть тела и мозга. Каждая клеточка кричала её имя — Виола! Необычная, яркая, неповторимая… и замужем уже почти пять лет. Никогда в жизни Максим не испытывал такого влечения к женщине, ни к одной! А Виола — она та самая, единственная, его половинка! Почему он не встретил её раньше? Где он был? Куда смотрел? Тратил себя на смазливых богатеньких девочек, с которыми тусовался в ночных клубах? Разъезжал по странам, островам, океанам… Теперь всё это было уже в прошлом. В прошлой жизни. Сейчас всю его жизнь заполнила она.
Они познакомились в кинотеатре, куда он пришёл со своим другом. Это были редкие моменты, когда он ходил в кино с другом, на какой нибудь боевик или настоящий триллер, а не на то подобие ужастиков про добрых вампиров, на которые он водил своих пассий. В этот раз он был с другом. Они стояли в очереди за билетами, обсуждали вчерашний вечер, и похоже слишком вникли в подробности, так как она обернулась, посмотрела на него, и отвернулась. Всё. Но этого хватило, чтобы заворожить парня. Он заговорил с ней, она ответила, они взяли места на соседних местах и проговорили весь фильм! Когда они выходили из зала, Макс уже был по уши влюблён. Они стали встречаться. Ежедневно. Он звонил ей по пять раз на день, узнать как она, услышать её голос, с нетерпением ждал вечера, чтобы наконец оказаться с ней рядом, у неё или у него дома.
Так прошёл месяц. Самый счастливый месяц, который он проживал когда-либо. А потом всё сильно изменилось. В один момент. Она позвонила ему и сказала, что сегодня возвращается её муж из длительной командировки, и теперь она не сможет уделять ему столько времени.
Он долго приходил в себя, но, тщательно всё обдумав, понял, что слишком сильно привязан к ней и не в силах уже уйти. Да и Виола его не прогоняла. Они продолжали встречаться, теперь конечно гораздо реже, но они всё-таки были вместе. Как же он ревновал её к мужу! Безумно! Но она любила своего супруга и не хотела его бросать. Виола не хотела причинять своему мужу боль, и поэтому мучилась сама и мучила его — Макса.
Всё оборвалось в начале марта. Как всегда она приехала к нему домой, он поцеловал её, подарил охапку белых лилий — её любимые, и провёл в гостиную. Пока она ставила цветы в воду, он принялся целовать её. Волосы, шею, плечи. Обнял её за талию и притянул к себе, вдыхая аромат её волос. Виола улыбалась. Она повернулась к нему, обвила руки вокруг его талии и прижалась к нему всем телом…
Они лежали в постели, когда всё произошло.
— Макс, я беременна, — сказала она тихо.
Он даже подавился сигаретным дымом от неожиданности.
— Т-т-ты уверена? В смысле, я хотел сказать, ты серьёзно?
— Да, — улыбнулась Виола.
— Но я был осторожен, я…
— Тише, — прошептала она, прижав палец к его губам. — Мой муж отец ребёнка. И этот факт обязывает меня сделать шаг, который я так не хочу делать — мы должны расстаться!
У Макса как-то даже в глазах потемнело. Он решил, что ему послышалось, это должна быть шутка, только шутка! Ну как, как она может закончить отношения? Ведь она так его любит, ведь он так сильно её любит! Так всё просто перечеркнуть невозможно!
— Ты шутишь, да?
Её глаза смотрели в его, она даже не моргала. На губах застыла полуулыбка, но взгляд был слишком серьёзен для шутки.
— Нет, не шучу. Я вполне серьёзно. Пойми, у нас с Олегом семья, скоро родится ребёнок, я не смогу уделять тебе время! Я…, — она вдруг замялась, провела ладонью по его правой щеке, коснулась губ, сделала глубокий вдох и сказала – Я люблю тебя, но мы не можем быть вместе. Олега я тоже очень люблю, и я не хочу его бросать. Только не так. Только не сейчас.
Макс больше не мог вынести её взгляда. Он резко сел, затушил сигарету, бросил в пепельницу окурок и тут же закурил новую. Его трясло. Он выбрался из постели, оделся, вышел на кухню в поисках воды, хотя ему больше хотелось напиться. Всё это было на автомате, бездумно, будто это было не его тело, не его движения. Одним залпом выпил кружку воды, снова её наполнил и пошёл обратно в гостиную.
— Мне наверное лучше уйти, да?
Боже, что он говорит, какой бред он несёт?!
— Если хочешь. Но я бы не хотела, чтобы ты уходил прямо сейчас.
Он посмотрел на неё, она улыбалась. Она снова легла, её огненно-рыжие волосы раскинулись по подушке словно дождём, который шёл сейчас на улице. Она позвала его и он поддался.
Через 2 часа она ушла. Попросила больше ей не звонить и не искать с ней встречи, с этой минуты они чужие друг другу люди. А он наконец достал из холодильника бутылку шампанского, которую всегда держал там для особых случаев, открыл и принялся пить прямо из горла. Холодные пузырьки обжигали горло, в носу сильно щипало, но он пил, глоток за глотком, пока не опустошил бутылку. Затем он упал на кровать, которая ещё хранила в себе запах её тела, и уснул.
Вот уже две недели он не слышал её голоса, не видел её. Он бродил около её дома в надежде увидеть хотя бы издали, но её не было видно. Виола будто бы испарилась. И сейчас, шагая под проливным дождём, он шёл от дома Виолы, вспоминая тот день, который, кажется, был в прошлой жизни. В жизни, когда он был счастлив.
Он зашёл в модный сейчас в городе паб, чтобы наконец согреться и покурить. Макс заказал бокал неразбавленного виски, сигарет и сел за стойкой бара. Он уже потягивал огненный напиток, когда в паб зашла девушка. Она уверенным шагом направилась прямо к бару, села на стул и молча принялась изучать коктейльную карту. К ней подошёл бармен, что-то спросил, Макс не расслышал из-за громкой музыки. Но по лицу бармена он понял, что девушка его озадачила. Максим увидел, как она улыбнулась парню за стойкой, и он отметил про себя, что девчонка очень даже хороша. Через минуту парень подставил перед незнакомкой стакан неразбавленного спиртного напитка, а рядом бокал пепси. Она что-то ещё спросила у него и он протянул ей соломинку.
Непонятно почему, но Макс вдруг захотел пообщаться с девушкой. Он видел в ней что-то общее с его нынешним состоянием. С погодой, которая царствовала за дверью шумного паба, будто она была продолжением всего этого сумасшествия, галлюцинацией.
— Что вы пьёте?
Кажется, прогулка под дождём для Макса не прошла даром – он охрип. Девушка его не услышала, поэтому он прочистил горло и снова обратился к ней.
— Привет, — начал он, — можно к тебе присоединиться?
Она подняла на него свои зелёные глаза, пристально посмотрела на Макса, а потом медленно, выговаривая каждое слово, ответила:
— Можно. Если вы будете сидеть там, где сидите и делать вид, будто меня тут нет.
Ответ девушки Макса обескуражил. Он отлично помнил, что представительницы прекрасного пола никогда не отказывались пообщаться с ним, а эта дала от ворот поворот. Макс даже усомнился в своих способностях. Неужели Виола так сильно повлияла на него, так сильно изменила, что девушки теперь даже смотреть в его сторону не хотят?
— Простите. – ответил Макс и съёжился. Его пробил озноб, несмотря на то, что в баре было довольно тепло. Даже душно.
А девушка вдруг посмотрела на него, внимательно изучила то, что было у него в стакане, и сама заговорила с ним.
— Зря вы пьёте виски. Вам нужен горячий чай с лимоном и мёдом, а эта отрава только усугубит ваше состояние.
Макс обрадовался, что она вдруг проявила интерес к его персоне, он поднял на неё взгляд, но она уже вновь уткнулась в экран телевизора, который висел под потолком над соседним столиком. Тогда он решил снова привлечь её внимание.
— А вы ведь тоже не чай пьёте.
Она повернулась к нему, улыбнулась, бросив быстрый взгляд на свой бокал, и ответила:
— А я не сижу мокрая с ног до головы, и меня не трясёт.
— Что ж, вам повезло… Как вас зовут?
Её звали Кира, она была моложе его на 2 года, работала в фотосалоне, в свободное время рисовала, фотографировала и наоборот. И она оказалась здесь абсолютно случайно, просто вдруг дёрнуло что-то зайти и выпить немного виски.
Завязался разговор. Оказалось, что у них очень много общего – им нравятся одни и те же фильмы, музыка, даже книги. Проболтав так около трёх часов, пока Кира не засобиралась домой, они договорились встретиться в другой раз. Оба хотели сходить на новый фильм про шпионов, и решено было сделать это вместе. Макс взял её номер телефона, пообещал в очень скором времени позвонить. Он проводил девушку до дома, поцеловал руку, как настоящий джентльмен, подождал, пока Кира скроется за дверью подъезда, вытащил телефон и набрал номер Виолы. После продолжительных гудков приятный женский голос проинформировал, что абонент не может ответить и предложил оставить сообщение. Макс нажал на кнопку отбоя.
Позже, уже оказавшись дома, Макс стал размышлять над тем, что сегодня с ним приключилось. То, как он познакомился с девушкой, было для него необычно. И то, что она ему понравилась – это уже для него было странно, так как чувства, которые он питал к Виоле, были настолько сильны, что казалось, он уже никогда ни на одну девушку в мире не посмотрит. Но нет, не угадал. Кира ему понравилась даже раньше, чем он это действительно осознал. Её непосредственность, детскость, но, в то же время женственность и грация манили, завораживали, гипнотизировали. Она казалась наивной, но только на первый взгляд. При дальнейшем общении становилось ясно, что девушка очень умна. Макс твёрдо решил позвонить ей завтра и назначить встречу.
На следующий день, после просмотра фильма Макс с Кирой шли по улице и обсуждали кино, вечернее небо было хмурым, но дождя не было. Казалось, он закончился в тот момент, когда Макс зашёл в бар вчера вечером.
Кира вдруг высказала идею, что ей бы очень хотелось сходить в боулинг, Макс вспомнил, что на неделе ему как раз звонил друг и звал на игру. Один телефонный звонок старым друзьям, будто из прошлой жизни, и вопрос был улажен. На следующий день ребята условились встретиться, чтобы пойти в клуб играть в боулинг.
Из разговора друзей Кира поняла, что они довольно давно не виделись, что Макса «украла» девушка, о которой даже и думать не стоит, и они были очень рады, что он наконец вырвался из её лап, познакомился с очаровательной Кирой и вернулся обратно.
Так прошла неделя. Молодые люди ходили в кино, в кафе, на концерт какой-нибудь подающей большие надежды местной группы, или просто гуляли по городу, разговаривая обо всё на свете. После недельного общения Макс понял, что он успел привязаться к девушке, так непохожей на всех его бывших подружек, включая его самую большую любовь – Виолу. Именно этим Кира ему и нравилась – он не мог провести параллели между ней и большой любовью, а значит, она не будет приносить столько боли, как разрыв с Виолой. Он всё ещё делал попытки её увидеть, звонил, но ответа не было, лишь один раз на неделе он увидел Виолу вместе с мужем, они шли в обнимку, муж был бесконечно влюблён и счастлив рядом со своей женой. «Так же, как и я, всего несколько недель назад», — подумал Макс при виде этой картины.
Сейчас они шли вместе с Кирой по центральной улице города и рассуждали о природе страха. Они болтали настолько увлечённо, что ничеого не замечали вокруг. На небе уже светило солнце, стало очень тепло и радостно. Макс посмотрел на Киру, которая увлечённо что-то говорила и вдруг остановилась, когда поймала на себе пристальный взгляд парня.
— Что? – улыбнулась девушка.
— Ты очень красивая, — вырвалось у Макса, хотя собирался он сказать совсем другое.
Кира снова улыбнулась, смутилась, но взгляд не отвела. В голове её пронеслась мысль, которую она хотела озвучить, но передумала, и просто ответила:
— Спасибо.
Макс дал, наконец, волю своим эмоциям и желаниям, которые тщетно пытался сдержать в этот момент, наклонился к Кире и поцеловал в губы…
С этого момента они стали встречаться уже не как друзья, а как влюблённая пара. Им было очень легко друг с другом, спокойно. Макс не раз говорил это вслух, не договаривая, что совсем недавние его романтические отношения протекали очень бурно. И действительно, с Виолой Макс будто всегда был на адреналине, они никуда не ходили, все встречи начинались и продолжались в основном у него дома, а заканчивались тем, что она уезжала на такси к себе. У неё они встречались редко, потому что Виола не хотела «изменять мужу в его же доме» и вела она его к себе домой очень редко и то лишь потому, что страсть, охватывавшая их, была сильнее разума.
С Кирой всё было иначе. Спокойствие, умиротворение – два ключевых момента, которые отличали её от Виолы. Но Максу это безумно нравилось. Ему было очень хорошо и комфортно рядом с Кирой. Она, словно по волшебству, вырвала его из депрессивного состояния, в которое его безжалостно отправила Виола. Нет, он не забыл, он постоянно думал о ней, и то, что он постоянно сравнивал их, говорило о том, что чувства к той, другой, никуда не ушли. И это угнетало Макса, но поделать с этим он ничего не мог.
Кира, в тот момент, когда Макс её поцеловал, внутри просто кричала: «Давай уже покончим с этим! Сделаем всё сейчас и расстанемся уже наконец!» Ей уже давно надоело развлекать Макса разговорами и прогулками. А шумные кафе ей нравились ровно настолько, чтобы попить чай и съесть пиццу. Дальше сама атмосфера начинала её напрягать. Проблема была в том, что Макс ей сильно нравился. Понравился сразу, ещё там в баре, когда она увидела его реакцию на свой отказ познакомиться. И хотя она и видела, что Макс часто зависает, витает где-то в облаках, о чём-то думает, не хотела говорить об этом, не хотела заканчивать знакомство. Это было ещё и продиктовано желанием интимной близости с ним. Хорошая внешность и фигура парня вызывали в ней откровенные желания.
И вот, наконец, момент настал! Макс поцеловал её, что дало ей повод думать, ну или, точнее, надеяться, на близость с ним. Хотя она и понимала, что, скорее всего, после секса они расстанутся навсегда. Каково же было её удивление, когда на следующий день Макс позвонил, и они снова встретились.
Кира была уравновешенной, спокойной, с ней даже не возникало желания поспорить! Они успевали всё – и погулять, и сходить на тусовку, даже в театр ходили! Макс был в восторге от спектакля и даже пообещал, что они будут всегда ходить на новую постановку.
Но встречи, вечеринки и ночи с Кирой не могли выкинуть из мыслей Макса его большую любовь. Виола не отпускала. Он часто видел её во сне, постоянно думал о ней, представлял её образ. Периодически Макс набирал телефонный номер Виолы, ждал, пока она возьмёт трубку и сбрасывал вызов. Он повадился звонить ей со скрытого номера, чтобы она не догадывалась, кто звонит. Однажды он набрал её номер, пока ждал Киру с работы в своей машине.
— Алло, — послышался голос Виолы, — Алло, я слушаю.
Макс молчал. Почему-то в этот раз он не смог положить трубку, что-то в её голосе изменилось. В ней появилась новая нотка – нотка неземного блаженства.
— Макс, я знаю, что это ты, не молчи!
Он даже подпрыгнул от неожиданности.
— Я могу поговорить с тобой, мой муж гуляет с сыном.
— У тебя сын? – выдавил Макс хриплым голосом, будто он сто лет не произносил ни звука.
— Да. Муж говорит, что он похож на меня. Три килограмма пятьсот граммов, 60 сантиметров рост.
— Богатырь. Поздравляю.
— Спасибо. Как ты поживаешь?
— Нормально.
— Это очень содержательный ответ, молодец! Как у тебя в личной жизни?
— Всё нормально.
— У тебя есть кто-нибудь?
Вопрос прозвучал очень вульгарно, Макс так и видел её пошлую ухмылку на губах, которая так ему нравилась.
— Н-н-нет.
Макс поморщился. И зачем он соврал? Он и сам не знал.
— Понятно. Зайка моя, ну не надо так. Ты не должен быть один, пожалуйста!
— Я постараюсь, — выдавил он через минуту молчания.
— Вот так то лучше! Ой, ладно, мои мальчики пришли, мне пора. Пока!
Пип-пип-пип – послышалось в трубке, и звонок оборвался.
«Мои мальчики… Мои мальчики! МОИ МАЛЬЧИКИ!!! А Я КТО?! Кем ты считаешь меня?! Тоже своим мальчиком?! Зачем ты меня мучаешь?»
— Эй, я дверь не смогу открыть, если ты мне не поможешь!
Кира стояла у машины и барабанила в дверь водителя. Макс очнулся от своих мыслей, сделал глубокий вдох и открыл дверь.
— Ты чего закрылся? – спросила Кира, садясь на место пассажира и потянулась к нему для поцелуя.
— На автомате, почему-то решил, что я вышел из машины, — ответил Макс глухо. От ответил на поцелуй бессознательно, не понимая что делает. Его мысли снова захватили мозг, и он им поддался.
Они молча тронулись и поехали сразу к нему домой.
Кира часто оставалась у него, практически уже жила там. Но сегодня ей было неуютно в его доме, дико. Она никак не могла сообразить, что же с ней такое, но потом, когда она посмотрела на Макса, который сидел перед монитором компьютера и тупо пялился на экран, даже не мигая, её вдруг осенило. Ей сегодня неуютно рядом с ним! Макс был далеко от неё, от этого компьютера, даже от этого дома. Где его носило?
— Макс, — позвала его Кира.
Но он не услышал её.
— Ма-а-акс… Макс! Макс! Макс!
Он дёрнулся, наконец отвёл взгляд от монитора и медленно повернулся, разглядывая свои руки. В глаза Кире он предпочёл не смотреть.
— Ты куда улетел? Я тебя уже полчаса зову.
— Задумался. Бывает. Что?
Ответ был не то что неполный, никакой! Девушку это очень обидело, но она постаралась взять себя в руки, чтобы не показывать этого. Она ответила прежде, чем поняла то, что сказала.
— Отвези меня домой.
— Мы дома, — удивился Макс, и посмотрел, наконец, на свою девушку.
— Ко мне домой. Я сегодня хочу ночевать у себя.
— Ты уверена?
— Да.
Нет! Она не была уверена! Кира вообще плохо соображала в эту минуту, говорила то, что приходило в голову сию секунду!
«Не дай мне уйти! Не отпускай! Пожалуйста! Просто подойти и поцелуй, всё!»
— Если не хочешь отвезти, тогда хотя бы просто вызови мне такси, — сказала она вслух.
— Зачем? Я тебя отвезу, -глухо, с непонимающим видом и не выражающим ничего тоном, ответил Макс, и Кира поняла, — сегодня к нему вернулось то, о чём он постоянно думает.
Он довёз её до дома. Кира вышла из его белой тойоты под проливной дождь и побежала к подъезду. Когда он очнулся, чтобы проводить её, она уже открыла дверь подъезда и нырнула внутрь. Максу ничего не оставалось, кроме как поехать обратно домой и предаться, наконец, без лишних помех, своим мыслям.
Он не спал почти всю ночь. Всё вспоминал то время с Виолой, когда он был на восьмом небе от счастья. Но Боже, как же он опоздал!
Ближе к утру он вспомнил вчерашний вечер и Киру, которая ни с того ни с сего захотела уехать домой. Странные эти женщины! Хотя стоп! Ведь он весь вечер не слышал от неё ни слова! Даже не сразу очнулся, когда она его звала!
— Я осёл! – вслух воскликнул Макс, лёжа в кровати поверх покрывала. Он догадался, почему Кира уехала! Потому что он не замечал её весь вечер, не разговаривал с ней! Макс решил, что позвонит Кире утром и всё наладит. С этой мыслью он уснул в 6 утра.
Макс позвонил Кире в час дня, она довольно холодно поговорила с ним, хотя он и извинился. После долгих уговоров Кира согласилась с ним встретиться после работы и поговорить. Вечером он как мог объяснил ей, что у него вчера бы сложный день, он поругался с отцом, с другом и просто вымотался. Кира вроде поверила в его небылицы, смягчилась. После мороженого они поехали к нему, и Макс очень старался, чтобы Кира получила максимальное удовольствие. Таким образом он надеялся загладить свою оплошность…

Незаметно прошёл год с того момента, как Макс расстался с Виолой. За это время у него наладились отношения с Кирой. Он видел, что девушка любит его, хотя к ней испытывал скорее просто привязанность и благодарность, за то, что она любит и не уходит он него. Они ещё несколько раз ссорились из-за его отстранённости, Кира обижалась, но всегда прощала. Прощала потому, что любила. Она и сама не заметила, когда это произошло, но сейчас она чувствовала именно так. Макс был её идеальным мужчиной. А недостатки есть у всех. У Маска, например, — задумчивость.
Снова наступила весна. На этот раз не такая дождливая, зато морозная. Снег лежал до самой середины апреля, а потом медленно сошёл на нет, когда днём начинало греть солнце. Ночью на землю возвращался морозец, и благодаря этому на улицах не было сильной грязи. Кира очень радовалась такому обстоятельству, так как она не любила раннюю весну и позднюю осень именно из-за грязи. Она стояла у дверей кинотеатра, и ждала Макса, который парковал машину. Сегодня они договорились пойти в кино. Кира специально вышла раньше, чем Макс поставит машину, чтобы успеть купить билеты – они сильно опаздывали. С билетами в руках она вылетела на порог кинотеатра и врезалась в молодую пару.
— Ой, простите! Не успела приторомзить, — извинялась девушка перед высоким мужчиной, на которого налетела при выходе. Его спутница с интересом наблюдала за девушкой, которая потирала нос и смущённо улыбалась.
— Ничего, надеюсь вы не ушиблись? – участливо спросил мужчина.
— Нет, всё в порядке, — засмеялась девушка, всё ещё натирая свой нос.
— Ты чего? – спросил Макс, приближаясь к своей девушке.
— Я торопилась и налетела на человека, представляешь? – смеялась Кира, глядя на своего парня. А парень в этот момент сильно изменился в лице, глядя на спутницу мужчины. Это была Виола. А мужчина, в которого врезалась Кира, соответственно, муж Виолы. Макс даже побледнел. Хорошо, что было уже довольно темно и никто этого не заметил. Хотя от Киры не ускользнул тот факт, что Макс с незнакомой девушкой пристально смотрели друг на друга, будто их только что застали на месте преступления.
— Сильно ушиблась? — спросил Макс у Киры, быстро очнувшись, хотя вернуться к реальности было невыносимо трудно. Но он оторвал взгляд от ТОЙ любимой и обнял Киру.
— Нет, всё в порядке, — улыбнулась в очередной раз Кира и постаралась не заострять внимания на перемене настроения своего мужчины.
Макс очень старался держаться и не улететь снова в свои мысли, в которых была Виола. И у него это почти получалось. Он дал волю себе лишь тогда, когда Кира, довольная, уснула в его объятиях.
Днём, пока Кира была на работе, Макс решил прогуляться. Так как его работа была творческой и высокооплачиваемой, он мог позволить себе заниматься ею в удобное для него время. Он зарабатывал тем, что время от времени занимался ландшафтным дизайном. Когда находились клиенты. Сейчас он брёл по мосту, соединяющим два берега. Эта широкая бетонная конструкция особенно полюбилась ему, когда они с Кирой гуляли в дни их знакомства. Дул прохладный ветерок, а тёплое солнышко ласкало своими тёплыми лучами. Вода в реке уже почти оттаяла, но кое-где всё ещё были видны тонкие просвечивающиеся льдинки, словно стёклышки, плавающие на поверхности. Максим шёл, впервые за долгое время ни о чём не думая. Ночью, пока Кира спала на его плече, он успел подумать обо всём. Поэтому сейчас он просто наслаждался прогулкой.
Заиграла мелодия на мобильном, он вытащил телефон и не поверил своим глазам, когда увидел, кто ему звонит.
— Виола?
— Привет, зайка! Ты меня узнал, да?
— Конечно, твой номер у меня записан, — Макс был невероятно удивлён, что Виола, после столь долгого времени и бессчётного количества проигнорированных звонков решила вдруг сама позвонить.
— Видела вчера твою девушку. Хорошенькая, — начала разговор Виола.
— Спасибо, — ответил Макс, ещё больше обескураженный.
— Как её зовут?
Максим уже было рот раскрыл, чтобы ответить, но вовремя опомнился, и сспросил:
— Зачем тебе имя моей подруги?
— У-у-у, злючка ты, однако! – заиграла Виола.
«В этот раз она не сможет мне испортить всё, что я с таким трудом восстановил, когда она ушла!» — подумал он.
— Ну и ладно. А ты знаешь, завтра мой муж вновь уезжает в командировку на месяц, и мы можем встретиться!
Максим не поверил своим ушам. Перед ним в один миг пронеслись все их прошлые встречи, и насколько хорошо им было вместе.
«А как же Кира? Она ничего не узнает! Это всего лишь на месяц, а потом я снова буду целиком её. А сейчас пришло время насладиться той, которую я люблю больше всего на свете! Виола, любовь моя!»
— Ты здесь? Что скажешь?
— Я согласен. А как же твой ребёнок?
— Не волнуйся о нём, я оставлю его у мамы.
— Когда ты сможешь приехать? – после некоторого колебания спросил он.
В самый дальний угол Макс отфутболил голос своей совести, которая бранила его всеми нехорошими словами, которые только знала. Он заткнул ей рот кляпом и вознёсся на ожидаемый олимп ожидающего его в скором времени блаженства. Блаженства страстной любви с Виолой. Он уже ни о чём другом и думать не мог. Результатом чего снова стала небольшая ссора с Кирой. Макс забыл о том, что он обещал заехать за ней после работы. Кира, после неприятного разговора кое-как вытянула из него «извини», но уехала ночевать к себе домой.
На следующий день в условленное время Макс мчался на встречу с той, которая не давала ему покоя весь год. Виола была невероятно красива, сексуальна, обворожительна. При виде её соблазнительного тела Макс разве что язык не высунул от желания.
После дня, проведённого в объятиях самой желанной женщины, он готов был допрыгнуть до звёзд. Но на вечер он договорился с Кирой, которая сама же ему и позвонила (по непонятной ей причине), а он естественно не мог сказать нет, ведь Кира – его девушка.
Они приехали к нему, расположились посмотреть фильм, под который Кира обычно засыпала и никак не могла досмотреть его до конца. В этот раз она досмотрела. Макс уснул раньше. А её охватило беспокойство. А дальше – холод. Она укуталась в одеяло, прижалась сильнее с спящему с довольной улыбкой Максу, но это не помогло.
Кира вылезла из постели и пошла на кухню. Включила чайник, насыпала в кружку растворимый кофе, заварила, обхватила кружку обеими руками и принялась греться. Горячая жидкость быстро нагрела кружку так, что стало горячо её держать, но Кира не выпускала её из рук. Она наконец начала чувствовать, как тепло начало разливаться по телу.
— Ты чего не спишь? – вошёл в кухню Макс.
— А ты чего не спишь?
— Проснулся, а тебя нет, подождал чуть-чуть, а потом пошёл искать. Ты чего тут сидишь?
— Кофе пью.
— На ночь глядя?
— Я замёрзла.
— Правда? Давай я тебя согрею!
Макс был настолько счастлив, ему казалось, что он просто излучает любовь. Он старался быть очень внимательным с Кирой, обходительным, постоянно спрашивал, не нужно ли ей чего?
Он подошёл к ней, обнял, поцеловал. И вдруг почувствовал, что девушку трясёт.
— Слушай, а ты не заболела? Тебя всю трясёт!
— Нет, со мной всё в порядке. Просто я замёрзла, а ты прикоснулся, и стало только холоднее.

Прошла неделя. Макс сильно изменился за это короткое время. Он был невероятно счастлив, а Киру всё сильнее и сильнее трясло от холода в его присутствии. Поэтому она стала меньше времени проводить с ним. Каждый раз, когда ей хотелось самой набрать его номер, она останавливала себя, и ждала, когда он позвонит первым. Каждый раз это происходило всё реже и реже, и при этом Макс стал раздражительным. На вторую неделю он стал устраивать Кире сцены жуткой ревности, так как Кира стала вдруг одна ходить в кафе или бар, встречалась там с друзьями, его друзьями, веселилась, а потом ехала к себе домой.
— Почему ты так поступаешь? Ведь я могу пойти с тобой вместе! – в очередной раз кричал в трубку Макс. Он только что вернулся от Виолы, посмотрел на часы и его осенило, что вчера и позавчера он не видел свою девушку, так как она где-то опять гуляла.
— Потому что ты звонишь в такое время, когда я уже договорилась о встрече с подругой! – отвечала Кира.
— Но почему ты не позвонила сначала мне?
— Я тебе звонила. Сто раз. Но ты был очень занят и не брал трубку, поэтому я решила, что вполне смогу обойтись без тебя.
Её спокойный тон обезоружил Макса. Он сразу же растерял весь свой пыл, так как вспомнил, что как раз в то время, когда они с Виолой в очередной раз наслаждались любовью, у него зазвонил мобильник, и, так как мелодия им мешала, он отшвырнул телефон в дальний угол комнаты.
— Давай я к тебе приеду сейчас, — уже тихо предложил он.
— Не нужно. Я уже легла спать.
— Ладно, тогда мы увидимся завтра. Хорошо?
— Если ты не будешь занят, насколько я понимаю, — ответила Кира и отключилась.
Макс был сильно раздосадован, но твёрдо решил, что завтра он обязательно встретится со своей девушкой и посвятит ей весь вечер. Но он опоздал. Виола никак не хотела отпускать его, и когда он позвонил Кире, она не ответила — просто скинула вызов и всё. Тогда Макс решил поехать к её дому и дождаться Киру там. Около двенадцати подъехало такси, и оттуда вылезла Кира. На ней была мини-юбка, сапоги и кожаный плащ нараспашку.
— Поговорим? – спросил Макс, когда Кира подошла к подъезду.
— Я слишком устала, Макс. Не сегодня, — заныла Кира. От неё пахло табаком и спиртным напитком, хотя на ногах девушка стояла ровно.
— Нет, мы поговорим сейчас! — взбесился Макс и схватил её за локоть, так как девушка уже направилась в обход него к двери подъезда.
Кира резко обернулась, вырвала руку и посмотрела на Макса таким взглядом, что он испугался. Гнев, ненависть, боль – вот что он увидел в её глазах.
— Хорошо, давай сейчас! Я, чур, первая! Как долго ты ещё намереваешься делать из меня дуру?!
Молчание.
— Всю неделю динамишь меня, а потом звонишь и устраиваешь сцены! Знаешь о чём это говорит?
Молчание.
— Ну что же ты молчишь?! Ты хотел поговорить! Давай! Я говорю с тобой!
— Успокойся…
— Я была абсолютно спокойной, пока ты не тронул меня! Знаешь, что я ощутила? ХОЛОД! Мне теперь всегда с тобой холодно, особенно когда ты отключаешься! Я имела глупость полюбить тебя, поэтому прощала. Но теперь хватит! То, что творится сейчас – это слишком! Я не просто стала ощущать холод, меня мороз до костей пробирает! А сейчас, наверное, если посмотреть за место где ты схватил меня, оно будет синее от холода!
— Ты чепуху несёшь! – попытался утихомирить её Макс. Для него было ново то, как Кира, такая всегда спокойная и тихая, была похожа сейчас на дикую кошку. – Тебе пить нельзя, ты становишься агрессивной!
Зря он это сказал. Много раз за всё время, что они встречаются, он видел, какая она бывает под действием спиртного. И то, что было сейчас – это было впервые.
— Ну да, и в бокале виски мне привиделось, как ты сажаешь рыжую суку в свою машину, при этом чуть не прыгая перед ней на цыпочках.
Дар речи у Макса пропал.
— Я ведь всегда знала, что между нами есть кто-то третий, а сегодня я наконец увидела её воочию. Надо было сразу, как только почувствовала, на первой неделе нашего романа всё прояснить, а я не смогла. Всё надеялась… Напрасно. Не понимаю, зачем тебе нужна была я, когда у тебя уже есть любимая?
Молчание.
— Думаю это конец, Макс. Будь счастлив, и спасибо, что позволил тебя полюбить.
Кира развернулась на каблуках и скрылась за дверью.
Макс, полностью осознавший всё содержание произошедшего, словно парализованный, застыл на месте. Понимание, насколько мерзко он поступил, выбило почву из под ног. Он ведь не хотел этого! Не хотел делать никому больно! И сделал. Человеку, который любил его, который помог ему выбраться из глубочайшей депрессии, принимал его таким, как есть, ничего не требуя взамен. Он предал человека, который меньше всего этого заслуживал.
И снова ночь без сна. Тонна кофе, сигарет, которые он не курил уже полгода, и мысли.
Мысли, мысли, мысли.
Синяки под глазами от бессонной ночи, впалое осунувшееся лицо и головная боль.
Литр энергетика и телефонный звонок без ответа. Естественно Кира не будет с ним говорить. А писать смс-ки глупо.
Глупо. Он даже не может попросить прощения. Он никогда не просил прощения у Киры, хотя столько раз её обижал. Глухое «извини», которое он выдавил однажды не в счёт – он не собирался этого говорить, Кира настояла. А самому, за все проступки, когда он забывал о ней, когда своими действиями обижал её, он никогда не просил прощения, потому что это требовало титанического усилия. Для него это означало переступить себя.
И снова телефонный звонок. На этот раз звонок входящий. Виола.
— Да, — хрипло отозвался Макс.
— Привет, зайка, звоню предупредить, муж возвращается раньше, так что мы сегодня не увидимся. Давай до следующего раза, хорошо?
— Через год? – посетила его догадка.
— Не знаю, как получится, милый.
— Не звони мне больше никогда.
Пип-пип-пип.
Ненависть к самому себе вдруг охватила и поглотила Макса. Что же он натворил! Погнался за призрачной любовью, в то время как по-настоящему любящая его женщина раздавлена благодаря его же усилиям!

Жаркое солнце обжигало кожу даже сквозь рубашку с длинным рукавом. И зачем он только решил снять рубашку вчера?! Если бы он не обгорел, сегодня работать было бы гораздо проще! Но нет!
— Эй, Макс! Ты чего расслабился? Неси ещё цемент!
— Да, сейчас, — отозвался он и поплёлся за новым мешком стройматериала.
Взвалил на плечо и понёс к бетономешалке. Высыпал, залил водой и принялся размешивать. Работа – единственное, что помогало Максу хотя бы на время отвлечься от самоедства. Держало на плаву, не давая броситься вниз. Физический труд облагораживает? Нет. Спасает!
Но после, когда он снова выходил за пределы стройки, его мысли, словно надоедливые мухи, снова возвращались и он не имел способа от них избавиться. Не помогала даже выпивка, становилось только хуже, поэтому очень скоро он перестал пить. Бросил курить, так как выкуривая очередную сигарету, он возвращался к дням, проведённым с Виолой, а он хотел выкинуть её из своей памяти.
Он выходил со стройки и пешком (машину продал, так как она была одной большой памятью на колёсах) шёл до дома. Выбирал самые длинные дороги, чтобы прийти, поесть, принять душ, лечь в кровать и сразу же уснуть. Не думая. Хотя редко ему это удавалось. События, произошедшие с ним полтора года назад, сгладились, но не исчезли. Да и куда они могли исчезнуть? В голове нет кнопочки delete, нет ластика, нет функции «вырезать», можно только попробовать забыть. Но такое не забывается. Совесть не позволит. И откуда она у него только взялась – совесть? Заговорила впервые полтора года назад и не затыкается с тех пор! Мучает.
Кира. Она всегда переживала, если, как ей казалось, поступала плохо. Даже если она заставляла себя ждать – даже тогда извинялась.
Максим любил её. Не так сильно возможно, но любил. И потому не мог с ней расстаться. Не мог сказать, в чём причина его постоянных уходов в себя. Он оберегал её. Подсознательно. И лишь тогда, когда он умудрился её потерять, он понял это.
Максим шёл в тени деревьев по центральной улице, ноги неумолимо приносили его домой раньше, чем он того хотел. Мимо шла компания молодых девушек, за ними влюблённая парочка в обнимку, ещё одна, парень, компания парней, девушка…
Когда девушка уже прошла мимо, он вдруг остановился и обернулся. Аромат, который шлейфом сопровождал девушку показался Максу очень знакомым. Длинные волосы иссиня-чёрного цвета, чёрная маечка на тонких бретельках, юбка-карандаш цвета изумруда и кожаный браслет, на котором покоился большой циферблат часов. Она не признавала деловой стиль, всегда одевалась в стиле хиппи или рок. И волосы никогда не были чёрными. Всегда тёплого каштанового оттенка до плеч. Всё было не то, только аромат духов остался неизменным.
— Кира?
Девушка вздрогнула, притормозила, а потом двинулась дальше.
— Кира! Подожди!
Макс догнал девушку, потянулся, чтобы взять её за запястье, но подумал, что это будет слишком, убрал руку и, обогнав, просто встал перед девушкой.
Он не ошибся.
— Здравствуй, — вымолвил Макс, глядя в глаза девушке.
— А я так надеялась, что ты обознаешься, — улыбнулась Кира.
— Твои духи. Я по ним узнал.
— Ха! Спалилась! Придётся значит новый аромат подыскивать, — весело ответила Кира. Но глаза были задумчивыми и грустными.
— Не надо. Вкусный запах. Мне нравится, — улыбнулся Макс.
— Вот уж не думала, что ты запомнил аромат духов, — заметила девушка. Посмотрела на часы и выглянула через плечо Макса.
— Ты опаздываешь?
— Да. Меня ждут.
— О, прости, что задержал.
— Кира посмотрела на него удивлённо, но ничего не сказала. Она хотела уйти, но вдруг остановилась и спросила:
— Как поживаешь, Макс?
— Сильно скучаю по тебе. А ты… Как поживаешь?
— Хорошо, — пожала плечами Кира.
— Это радует.
Макс замялся. Кира вновь стала делать намёки, что ей пора, но, видимо ждала, пока он попрощается первым. А Макс собирался с духом, чтобы сказать то, что он должен был сказать гораздо раньше.
— Прости меня, Кира.
Вновь тот самый удивлённый, задумчивый и полный боли взгляд.
— Прости за всё. Я был идиотом.
— Хорошо, — просто ответила девушка и улыбнулась. — Хорошо, что ты это признал.
— Прощаешь? — с надеждой в голосе спросил Макс.
— Прощаю, — ответила Кира. Снова улыбнулась, на этот раз так хорошо знакомой, полной нежности улыбкой, и повернулась чтобы уйти. – Мне пора.
— Да, конечно… Спасибо! – это слово он уже кричал ей вслед.
Прилив невероятной бодрости охватил Макса, он понял, что пойдёт сейчас не домой, а гулять по городу дальше. Окрылённый, он переваривал короткий разговор с Кирой, разбирал на мелкие детали каждый жест, каждую нотку голоса. Он мог бы, наверное, диссертацию написать по теме «Подробная Систематическая Разборка Реакции Киры На Нашу Встречу».
Когда Макс снова оказался дома, он был снова счастлив. Счастлив от того, что Кира его простила. Он не стал принимать душ, не поел, он упал на кровать прямо как был в одежде и сразу уснул. Давно он уже так хорошо не высыпался!
На другой день Макс решил позвонить Кире и попросить о встрече. Он надеялся, что номер она не поменяла, и сможет до неё дозвониться. А уж о встрече то он её уговорит! Это точно!
В перерыв он отошёл подальше от друзей по работе и набрал её номер.
— Ура! – произнёс он вполголоса, когда услышал гудки.
— Алло?
— Привет, Кира, это Макс.
Бешено колотится сердце, вот-вот выпрыгнет! Но прежде он назначит ей встречу!
— Привет.
— Что ты делаешь сегодня вечером?
— Н-ничего, а что?
— Хочу пригласить тебя на свидание. Можно?
Кира замялась. Было слышно, как она набирает воздух в лёгкие, чтобы что-то сказать, но молчит. Макс молчал, боясь произнести какую-нибудь глупость, и ждал ответа.
— Можно, — услышал он наконец её взволнованный голос.
Вечером Макс не шёл – летел на встречу с Кирой с огромным букетом ярко-красных роз. Он подошёл раньше условленного времени, и в ожидании ходил туда-сюда, непрестанно поглядывая на часы на мобильнике. Наконец, она появилась. Сегодня на ней был сарафан белого цвета всё в том же деловом стиле.
— Привет! – первым поздоровался Макс, подлетая к девушке.
— Привет, — ошарашено ответила Кира, но при этом улыбаясь.
— Это тебе. – Макс протянул букет.
— Ого! Спасибо, — улыбалась Кира. — По какому поводу?
— Просто. Очень рад, что ты согласилась со мной встретиться.
— Что же, тогда веди меня куда-нибудь, где цветы можно поставить в вазу.
Макс повёл её в самый дорогой ресторан, предварительно заказав столик для двоих в самом уютном местечке. Кира никогда не бывала в подобных заведениях, поэтому ей было очень неудобно. Она сильно нервничала, постоянно роняла столовые приборы и не к месту шутила. Но Макса это нисколько не смущало. Казалось, он даже и не замечал её неловкостей.
После ужина он вызвал такси и назвал адрес Киры, чему она снова удивилась – не думала, что он знает её адрес. Тем не менее, это было так. Когда они уже приехали, Макс проворно вылез из машины, обежал её сзади и открыл дверь девушке. Помог ей выйти, довёл до подъезда.
— Спасибо за вечер, — улыбался Макс.
— И тебе спасибо, — ответила Кира.
— Можно я тебя поцелую?
Кира смутилась, засмеялась, а Макс стоял и ждал. Он был уверен, что услышит положительный ответ.
— Да, — ответила Кира, когда приступ смеха ей удалось подавить.
Оказалось, Макс помнил всё – аромат духов, мягкость кожи, вкус её губ…
— Можно увидеться с тобой завтра? – спросил Макс после.
— Можно, — прошептала Кира. Её глаза были всё ещё закрыты. Макс прильнул на несколько секунд к её губам снова, обнял и сказал тихо на ухо:
— Спасибо тебе!

Ещё через полгода Макс и Кира поженились. Через какое-то время он узнал, что Виола разошлась с мужем, и сейчас состоит в повторном браке и у неё очередной молодой любовник.

Реклама

4 thoughts on “Любовь бывает разная

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s