Зверь

Часть вторая. Первая часть тут Зверь

Зверь поправлялся довольно быстро, — уже на третий день он перестал подпускать к себе людей в белых халатах, громко рыча и показывая все имеющиеся у него зубы в грозном оскале. Только Роза и Чарли могли входить к нему беспрепятственно. Коллеги были очень раздосадованы этим. Безусловно, они проверили его ДНК и поняли, кто он такой. И тот факт, что эта рыжая выскочка не позволяет им поставить всего парочку безобидных опытов, сильно выводил учёных из себя. А в особенности – её напарника и коллегу, выдающегося учёного этого времени, который был всего на пять лет старше Розы.

— Вы уже взяли у него кровь на анализы, чего вам ещё от него нужно? — спрашивала Роза постоянно, когда к ней походили её коллеги и просили помочь приблизиться к опасному существу.

— Дай и нам поиграться со своей зверушкой! — съязвил один из учёных биологов, получив от девушки очередной отказ впустить его к Зверю, за что немедленно получил от Розы пощёчину. А так как эта сцена происходила на глазах у Зверя, то учёный услышал, как злорадно тот фыркает за спиной девушки.

«Молодец, девочка!» — жмурился от удовольствия Зверь.

— Я не дам тебя в обиду, — сказала Роза, обращаясь к Зверю, когда коллега ушёл, потирая щёку.

«Спасибо тебе!»

Роза действительно не отходила от Зверя все три дня и ночи, что он провёл в стенах научного центра. На три часа к ней заходил Чарли, и ей даже удавалось немного отдохнуть. Роза теперь была уверена, что Чарли её не подведёт. Командир проявлял заботу по отношению к ней и Зверю, за что та была бесконечно ему благодарна. Он оказался не таким уж плохим, как ей казалось вначале. И Чарли оказался единственным, кто был против экспериментов над Зверем, так же как и сама Роза. Хмурый и немногословный, вскоре девушка нала в нём видеть настоящего друга, которому можно доверить любую тайну.

Она ждала его к шести вечера. Накануне Чарли пообещал прийти, но, видимо, что-то его задержало, потому что стрелки часов показывали уже без пяти семь, а его всё не было. В здании уже никого не осталось, кроме неё и вахтёра на первом этаже. А Роза, как на зло, не ела почти весь день, и теперь от голода у неё сводило живот. Она ежеминутно выглядывала за дверь, но никого не было. В конечном итоге девушка сдалась. Попросив Зверя быть паинькой, Роза закрыла лаборантскую на ключ и вышла на улицу. Солнце уже село, но было ещё светло, хотя с севера надвигались тяжёлые тучи, изредка сверкая немыми молниями. Дул прохладный ветер, редкие прохожие торопились домой, а Роза стояла на пороге своей работы и не знала куда ей пойти. Она снова посмотрела на часы — пять минут восьмого. Девушка решила, что успеет добежать до магазина и купить перекусить, осмотрелась по сторонам и бегом направилась к ближайшей торговой точке. Отсутствовала она недолго, каких-нибудь 15 минут, но когда вернулась к кабинету и открыла дверь, оказалось, что Зверя там нет.

— Йети? — тихо позвала Роза. Мозг отказывался принимать факт, что его здесь нет.

— Где ты? — снова спросила она и почувствовала, как пол уходит из под ног. Ей стало дурно при мысли, что она подвела того, кто спас ей жизнь.

И тут она услышала, как кто-то приближался к кабинету бегом по коридору. Роза выглянула в дверной проём и увидела Чарли.

— Я опоздал, прости, пришлось срочно съездить к… Что случилось? Роза, на тебе лица нет, что произошло?

— Я сделала величайшую глупость! — ответила Роза обречённым голосом и разрыдалась.

Когда она всё рассказала Чарли, тот понял, что сейчас самое главное не упустить момент, в нём сразу же включился профессионал, поэтому он начал подробно расспрашивать девушку: во сколько она вышла, сколько времени отсутствовала, кого видела в здании. Затем он внимательно осмотрел лаборантскую, что-то долго и внимательно изучал на полу возле лежака Зверя, выглянул в окно и наконец вернулся к Розе. Она всё ещё стояла в дверях, притихшая и сильно взволнованная.

— У тебя есть какие-то предположения по поводу его исчезновения? — спросил Чарли.

— Только одно, — хриплым голосом ответила Роза. — Мой начальник. Он с самого начала хотел поставить над Йети больше опытов, чем я ему позволяла.

— Он так и говорил об этом?

— Да, донимал меня всякими предположениями и теориями. Особенно после того, как подтвердилось ДНК Йети.

— Ты знаешь, где он живёт?

— Нет. Мне всегда казалось, что он живёт на работе.

— А как ты можешь его охарактеризовать? — продолжал сыпать вопросами Чарли, отчего у Розы возникла догадка, что её друг тоже считает, что Зверя украли.

— Умный, рассудительный, хладнокровный, честолюбивый. Ты думаешь это он?

— Очень может быть.

— Но как?

Чарли достал носовой платок и раскрыл его. Внутри лежали три пустых ампулы с надписью «Барбитал».

— Его обкололи снотворным и вынесли из лаборатории, попросту украли! И не смейте говорить, что не знаете где он!

Роза кричала на весь этаж, и даже на лестнице был слышен её пронзительный голос, срывающийся и переходящий в визг. Рядом с ней стоял Чарли и мрачно поглядывал на собравшихся. Кто-то откровенно глумился над поведением Розы, кто-то был смущён и напуган, а кому-то было всё равно. К последним относился и её коллега. Он стоял, сложив руки на груди, и смотрел на взволнованную возбуждённую девушку как на цирковую обезьянку. На губах играла лёгкая улыбка, как показалось Чарли, с тенью насмешки и даже презрения. «Очень скользкий тип, — думал про себя Чарли. — Такой убьёт и даже не задумается. Надо бы за ним проследить».

Чарли отвлёкся от размышлений в тот момент, когда понял, что стало тихо. Роза стояла, обводила взглядом своих коллег и знакомых, тех, с кем она, как полагала, сдружилась, и не находила в их глазах даже малейшего отклика.

— Бессердечные монстры! — сказала Роза и разрыдалась от осознания собственного бессилия.

Чарли подошёл к ней и обнял за плечи, понимая, что никто в этом здании не может ей сочувствовать. У всех этих учёных лиц вместо сердца была стеклянная пробирка, и им глубоко наплевать на то, что оставаться человеком важнее, чем строить из себя первооткрывателя. Да, все уже выяснили, что Зверь был человеком, что его ДНК несёт в себе информацию 300-летней давности и та мутация, что произошла с ним и изменила внешне — не повлияла на внутреннюю информацию крови. Этот несчастный, которого теперь все называли просто «Зверь» изменился внешне, но всё же был Человеком.

Пока Роза тщетно пыталась добиться правды, обращаясь в органы правления, Чарли следил за её коллегой. Девушка бегала по кабинетам и приставала ко всем подряд. требуя восстановить справедливость и заставить отпустить Зверя на волю. Чарли вёл наблюдение за теми, кто проявлял к Зверю наибольший интерес. Это был его план: Роза должна была отвлекать, а он — следить.

Следить, однако, оказалось непросто. Просто потому, что весь этот учёный народ реально жил на работе. Они выходили на 10 — 15 минут в магазин и обратно. По крайней мере, те, кто его интересовал. Коллега Розы так вообще за три дня ни разу не покинул здание научного центра. Из всех своих наблюдений Чарли сделал наиболее вероятный вывод: Зверь всё ещё здесь, в здании центра. Увы, далеко не в каждый отдел у Чарли был беспрепятственный доступ. А так как у него было ещё полно обязанностей на его прямой работе, круглосуточно торчать в Научном центре Чарли не представлялось возможным.

Каждый день они встречались с Розой и рассказывали о своих «успехах». Девушка сильно изменилась за эти три дня – похудела, под глазами запали тёмные круги, и живой блеск зелёных глаз совсем потух. Чарли поддерживал её как мог, приободрял, но без особого успеха. Надежды на то, что Зверь был ещё жив, оставалось мало даже у него.

— Они уже наверняка разрезали его, как лягушонка, вытащили все внутренности и теперь рассматривают их под микроскопом! — сетовала Роза и начала плакать.

Они сидели во дворе на лавочке, недалеко от Научного центра. Роза приходила сюда так как знала — отсюда проще следить за выходом из здания. И именно здесь её  неизменно находил Чарли, который после неудачных попыток проникнуть в недоступные отделы, шёл сюда.

— Тебе нужно отдохнуть, — тихо проговорил Чарли.

Роза отрицательно мотнула головой.

— Он спас мне жизнь, а я предала его! Как я могу отдыхать, когда он страдает?!

— Ты хотела помочь! Уверен, он знает об этом.

— Помогла, так помогла, ничего не скажешь! Помогла ему умереть! Я убила его!

— Роза? — раздался вдруг тихий голос, совсем рядом с ними.

Чарли и Роза одновременно обернулись и увидели стоявшего перед ними парня лет двадцати. Он переминался с ноги на ногу, на плече висела объёмная сумка, в руках он сжимал свой бейдж, а на носу поблёскивала оправа криво сидящих очков.

— Что надо, Рене? — грубо спросила Роза.

— Я… я знаю, где… где его держат, — пролепетал Рене и нервно сглотнул. — Только не говори, что это я тебе сказал, иначе твой начальник меня убьёт. Они заперли его на 5 этаже в лаборатории по гамма-излучениям. Она самая надёжная, ты знаешь. Перетащили туда аппаратуру по биохимии, сканнеры, даже рентген, и много чего ещё. И каждый день проводят опыты, хотят понять, как именно он выжил и превратился в это существо, и…

Дальше слушать Рене ни у Розы, ни у Чарли не хватило сил. Они вскочили с места и направились к центру.

— Я начну кричать, а ты делай вид, что пытаешься меня остановить, — соображала на ходу Роза. — Когда доберёмся до пятого этажа, я начну истерить, а ты попытайся стащить ключ у кого-нибудь, иначе мы туда не пройдём. В эту лабораторию вход только у тех, у кого есть доступ, и нам нужен этот доступ!

Они так и сделали. Чарли, который был далёк от актёрского искусства, был очень правдоподобен в своей роли, так как Роза действительно вела себя как взбесившееся животное, чем испугала его не на шутку. Он даже подумал, что её переклинило от усталости, и она действительно помешалась. Как только они вошли внутрь, Роза принялась всех расталкивать, пинать, швырять всё, что попадало под ругу и пронзительно визжать. Охранник, который выскочил навстречу, чтобы не пропустить Розу внутрь, так как её выгнали оттуда и приказали не впускать ещё вчера, получил сильный удар кулаком в нос. В довершении Роза свалила биосканнер, который коротнуло при падении. Устройство издало жалобный писк при падении и все датчики потухли. Вырвавшись из рук Чарли, который только было схватил её, Роза влетела в лифт. Двери успели закрыться, и оказавшиеся в кабине учёные почувствовали себя пойманными в ловушку. Роза продолжала буйствовать: укусила одного из астрофизиков за ухо, в другого, прямо в глаз, улетел её плевок, и тот, чуть не расплакавшись, вылетел из лифта на следующем этаже, призывая на помощь «остановить эту ненормальную». Ещё один астрофизик познакомился с ногтями девушки.

Чарли побежал к запасной лестнице и быстро поднялся на 5 этаж, прибежал к лифту и приготовился «ловить» Розу. Но лифт катался то вверх то вниз ещё около пяти минут. Шум, который поднялся по всем этажам, привлёк внимание и сотрудников 5 этажа, которые удивлённо высовывались из своих кабинетов и стекались к лифту как мухи на мёд. Наконец, двери распахнулись и Роза, с вырванным клоком чёрных волос в одной руке и скомканной бумажкой в другой, вся растрёпанная и раскрасневшаяся, предстала перед собравшимися.

— Убью, изверги! — проревела Роза не своим голосом и кинулась на того, кто стоял ближе всех — седовласого учёного астрофизика с телескопом в руке. Чарли и ещё двое принялись её оттаскивать, на что ушло немало времени. Чарли прижал Розу к стене, оказавшись к ней настолько близко, что почувствовал, как сильно колотится её сердце.

— Мне удалось, — еле слышно шепнула ему Роза и снова принялась вырываться, извиваясь словно  дикая кошка.

— Я вколю ей успокоительное! – подскочил кто-то из свидетелей, но Чарли не позволил. Как только он услышал сообщение девушки, понял, что сейчас всё зависит от него.

— Только подойди! – проревел он.

Учёный застыл на месте в двух шагах от него, растерянно озираясь по сторонам. Чарли посмотрел в глаза Розы, и заговорил, очень спокойно и тихо.

— Роза, сейчас я выпущу тебя, мы зайдём в лифт, спустимся, и уйдём отсюда. Ты поняла?

Девушка кивнула. Без лишних слов, Чарли вызвал лифт, который сразу же распахнул металлические двери, и они медленно вошли внутрь. Чарли потянулся свободной рукой к кнопкам и нажал нижний этаж. В другой руке он сжимал ладонь Розы и чувствовал, что в ней что-то зажато. Как только двери закрылись, Чарли, наконец, выдохнул.

— Ну ты даёшь! Я подумал, ты и впрямь взбесилась! – присвистнул он.

— В какой-то степени так оно и было, — ответила Роза и, впервые за три дня, улыбнулась ему.

Когда они снова оказались на улице, то быстренько свернули за угол, обошли научный центр и вошли с чёрного хода, предназначенного в основном для поставки и вывоза оборудования. Что-что, а оборудование у них выходило из строя очень часто. Роза хорошо знала об этом. Она приоткрыла дверь в коридор, осмотрелась и быстренько прошмыгнула за угол, открыла другую дверь и вошла. Чарли не отставал ни на шаг.

— Спортзал, — пояснила Роза их местонахождение. — Здесь никогда никого не бывает, так что можно переждать тут. Через час всё равно основная масса пойдёт домой.

Стемнело. Научный центр давно уже опустел, и звенящая тишина давила на уши. Чарли неподвижно сидел на полу, уставившись в тёмный проём окна напротив. Роза спала, устроив голову у него на ладонях. Он не хотел её тревожить, понимая, что все эти дни она держалась на чистом адреналине, но организм не железный и ей просто необходимо было восстановить силы.

Когда Роза проснулась, был уже первый час ночи. Её пробудил кошмар, в котором она умирала, сжимая в руке шерсть Зверя. Она вздрогнула и открыла глаза.

— Где это я? – удивилась девушка, увидела Чарли и почти сразу же вспомнила последние несколько часов.

— О нет! Надо же торопиться! – Роза резко села и почти сразу её остановило сильное головокружение. Слишком резко поднялась.

— Не торопись, время ещё есть, — успокоил её Чарли.

— Нам его ещё вывести отсюда надо, а я сомневаюсь, что это получится сделать быстро и безопасно! Ты не знаешь моего начальника! Если он знает, что дело может прославить его имя, он может неделями не спать! Пошли!

Роза встала и направилась к двери. Чарли шёл за ней. Чтобы не создавать лишнего шума, они решили подняться по лестнице. Поднявшись на 5 этаж, они, крадучись, направились к массивной железной двери с горящей красной кнопкой сбоку. Роза достала ключ – пластмассовую овальную пластинку с магнитом внутри, приложила её к такой же пластинке, встроенной в дверной проём, и дверь открылась.

— Так я и знал, что твоя выходка была спланированной! – воскликнул начальник и одновременно коллега Розы, встречая их в небольшом коридорчике, за которым прятался кабинет гамма-излучений. Он стоял посередине, расставив ноги и сложив руки на груди, всем видом давая понять, кто тут король положения. – Тебе стоило пойти в артистки, Розочка, хотя и артисткой ты бы получилась паршивой!

— Моё имя Роза! – прошипела девушка, мгновенно начиная закипать.

Она хотела наброситься на него и впиться ногтями в его самодовольную рожу, но Чарли её опередил. В один миг он оказался рядом с учёным и оглушил его так быстро, что Роза так и не поняла, как он это сделал. Просто в один миг оказался рядом с учёным, без единого слова, сделал неуловимое движение и её начальник уже лежал на полу.

— Вот это да! Как ты это сделал? – восхищённо спросила Роза.

— Потом покажу, — ответил Чарли. – Открывай!

Роза подошла к двери, приложила магнитный ключ, но дверь осталась закрытой. Тогда она вернулась, нагнулась над оглушённым телом начальника, пошарила в его карманах и извлекла ещё один магнитный ключ. Прислонила его к следующему замку и дверь с лёгким щелчком отворилась.

В лаборатории стоял полумрак, и лишь фонарь, направленный прямо на Зверя, освещал помещение.

— Ох! – вырвалось у Розы, когда она увидела Зверя.

Толстая, полностью прозрачная капсула стояла посреди комнаты, а внутри, вытянутое по стойке смирно, покоилось тело Зверя. Шерсть багровыми клоками прилипала к стеклу, местами она была содрана совсем, оголяя раны. Новые раны.

– Наверняка брали образцы на биопсию, — сказала Роза, осматривая Зверя. – Причём много брали, вырезали целые куски, не особо заботясь о том, как они заживут и заживут ли вообще.

— Его били электрошокером, — добавил Чарли, указывая на ожоги.

— Бедный Йети, — прошептала Роза, разглядывая впалые глазницы и клык, торчащий из нижней челюсти. От второго остался лишь обрубок, выпирающий вперёд. – Они все просто изверги!

— Мы учёные! И это наша обязанность – исследовать! – сказал, пришедший в себя, начальник Розы. Он вошёл в комнату пошатываясь, но держал себя высокомерно и немного развязно.

— Мы учёные, но не палачи! – парировала Роза, но даже не повернулась к нему. Она всё ещё рассматривала Зверя.

— Вас даже человеком нельзя назвать, после того, что вы сотворили с ним! – сказал Чарли, указывая на Зверя. В его голосе слышалось презрение.

— Твоего мнения никто не спрашивает, солдафон несчастный! – фыркнул учёный и брезгливо смерил взглядом Чарли.

В этот момент Зверь издал зловещий рык. Все трое вздрогнули от неожиданности, но лишь учёный заметно струсил, когда понял, что этот рык относится к нему. Зверь открыл глаза, почти бесцветные, с красными прожилками, выбегающими из зрачка, и яростно сверкающие. Его взгляд был направлен на учёного.

— Ну, кто из нас действительно несчастный, итак понятно, — усмехнулся Чарли.

— Надо было его убить, пока он спал! – проворчал учёный, с опаской поглядывая на Зверя. – Я слишком медлил. Стволовые клетки можно взять и у трупа!

Роза кинулась на своего бывшего начальника, сбила его с ног и, что есть силы, принялась бить ногами туда, куда попадёт. Лишь бы нанести ему побольше увечий – это было единственное её желание в данный момент. Чарли нехотя оттащил девушку – у него было сильное желание сделать то же самое. Роза продолжала брыкаться, и только когда немного успокоилась, Чарли её отпустил. Она чуть постояла, а потом снова быстро приблизилась к учёному и заехала ногой в промежность, так что тот взвыл не своим голосом и скрючился, принимая позу эмбриона.

«Выпускайте меня уже!» — хрипло зарычал Зверь.

— Как эта штука открывается? – спросил Чарли, обращаясь к Розе.

— Не знаю, но скорее всего, должна быть кнопка на пульте управления. Знать бы ещё, какая именно!

Недолго думая, Чарли подошёл к учёному, склонился над ним, схватил за козлиную бородку и приподнял голову, чтобы посмотреть в лицо этому недостойному существу.

— Как открывается капсула? – громко спросил он. – Говори, если не хочешь получить по яйцам ещё раз!

Учёный взвыл от новой боли и пролепетал что-то нечленораздельное.

— Обещаю, я лично награжу тебя пинком между ног! А уж мой пинок посильнее будет!

— Сс-син-нья кнн-нопк сс-спра-ааааа! – повторил учёный. Из глаз его покатились крупные слёзы.

Чарли резко отпустил бородку, и голова учёного звонко опустилась на сверкающий безизной кафельный пол.

Роза сразу же нашла синюю кнопку на рабочей панели капсулы, нажала её и в стеклянной стене появилась трещина, которая открылась, давая свободу движений Зверю.

Зверь, однако, выходить не торопился. Он всё ещё стоял по стойке смирно, а потом медленно сполз вниз, вытянув мохнатые лапы. Роза заметила, что когти из лап были вырваны. Она обвела взглядом лабораторию, заглянула в коридорчик и увидела стоявший на тумбочке кувшин с водой. Роза подбежала туда, схватила кувшин и кинулась обратно к Зверю. Приблизилась к нему и легонько дотронулась до передней лапы, протягивая кувшин с водой.

— Попей, — попросила она.

Зверь благодарно взглянул на неё своими некогда небесного цвета, а теперь почти бесцветными глазами, но пить не стал. Он откинул голову назад и устало вздохнул. Тогда Роза набрала воды в ладонь и, сначала нерешительно, а потом более смело, принялась умывать Зверя. Вода помогла. Зверь немного пришёл в себя, потянулся за кувшином, сделал три больших глотка, закашлялся и чихнул, чем несказанно обрадовал Розу.

— Так-то лучше! — воскликнула она, улыбаясь.

«Спасибо, девочка!» — выдохнул Зверь.  

Чарли тем временем связал начальника Розы его же собственным галстуком и отволок в угол. Затем вместе с Розой он помог Зверю подняться на ноги и, придерживая его, все трое направились к выходу.

— Думаю, лучше нам воспользоваться лифтом, он не сможет спуститься на первый этаж пешком, — сказала Роза.

Зверь отчаянно замотал головой и начал упираться, отказываясь идти дальше.

«Только не эта коробка! Ни за что! Лучше оставьте здесь, но в коробку я больше не зайду!»

— Пожалуй, мы всё-таки спустимся по лестнице, — правильно понял его сопротивление Чарли и они направились к боковому выходу.

Спуск, на удивление, занял гораздо меньше времени, чем думала Роза. Зверь очень бодро зашагал вниз по ступенькам, радостно фыркая. Видимо, ощущение того, что скоро он будет на свободе, придавало ему сил. Наконец, все трое вышли на улицу через чёрный вход. Не сбавляя темпа, они направились к выходу из города.

— Как мы пройдём через охрану? — спросила Роза, пока они шли.

— Посмотрим, кто там будет на посту, а там решим, — ответил Чарли. — У меня только два варианта — либо мы договоримся, либо я применю силу.

Дело было в том, что Чарли доверял далеко не всем, кто был в охране границ города и сидел в проходных будках. Он знал их всех, профессия обязывала, но командовал он другим подразделением безопасности.

Когда трое беглецов достигли пределов городской стены, небо медленно начинало светлеть. Путь от Научного центра до окраины города занял слишком много времени, потому что им приходилось прятаться при малейшем шорохе. Ночные караульные обходили улицы с завидной регулярностью, на что Чарли не раз уже успел пожаловаться — слишком хорошо он наладил систему охраны.  

Но вот они добрались до проходного пункта, пригляделись в залитое электрическим светом окно и с облегчением поняли, что на посту сидит Рома, тот  самый мальчишка, с которым Роза провела любопытную беседу о национальностях. Чарли вместе со Зверем, укутанным в его плащ, спрятались за угол, а Роза подошла к пропускной будке.

— Рома! — постучала девушка в окошко. — Здравствуй, дружок! Как ты тут?

Рома, который сидел и от скуки играл в резиночку, обрадовался неожиданной гостье и сразу же открыл дверь.

— Здрасьте! — улыбнулся он. — Вы сегодня очень рано, но всё равно заходите! Тут теплее, чем на улице.

— Рома, я не одна, со мной друзья. Примешь нас всех?

— Конечно, проходите!

Роза поблагодарила паренька и позвала Чарли. Тот  вывернул из-за угла вместе с существом, мохнатые лапы которого тяжело передвигались из-за усталости.

Краска мгновенно сошла с подросткового лица мальчишки, но Рома сделал над собой невероятное усилие и постарался не подавать вида, что испугался. Девушка заметила его реакцию и мысленно поблагодарила за то, что мальчик оказался стойким.

— Не бойся, он друг, — тем не менее сказала она, глядя Роме прямо в глаза.

— Да, я знаю, — выдохнул Рома. — Слышал что творится. Говорят он людоед, но я в это не верю, потому что, — мальчик посмотрел на Розу, — вы бы не вернулись тогда, когда прошли за ворота в мою смену.

— Верно, малыш!

Роза очень обрадовалась словам Ромы — всё-таки есть люди, понимающие грань между исследованиями и издевательством.

— Он спас мне жизнь. А теперь мы хотим спасти его, — сказала Роза.

Рома посмотрел на израненное тело Зверя и понимающе кивнул. На его юном лице отразилось сочувствие к этому несчастному существу, которое подверглось невероятным испытаниям. Он достал из ящика стола ключ и направился к двери.

— Нарушишь устав ради нас? — поинтересовался Чарли, в его голосе послышалось уважение.

— Да, — пожал плечами Рома.

— Подожди, кажется он устал, — притормозила Роза, заметив, что Зверь начал заваливаться.

Она с Чарли подхватила его и они усадили его на стул. Зверь вздохнул и изобразил уже знакомое Розе выражение улыбки. Рома смотрел на Зверя, и всё никак не мог поверить своим глазам. Первый страх уже давно улетучился, и теперь мальчишка рассматривал Зверя, не особо скрывая своего любопытства. Зверь сидел спокойно и лишь тяжело вздыхал. А Рома начал сыпать вопросами, на которые Роза старалась ответить. Тот факт, что Зверь был человеком, восхитил Рому. Он долго и красноречиво высказывал своё удивление, чем очень насмешил Чарли и Розу, и даже Зверь на время забылся и довольно фыркал, слушая, как мальчишка один за одним выдавал не совсем приличные словечки восторга.

Когда в окно заглянул первый золотой лучик солнца, Роза и Чарли поняли, что им пора. Она вышли через дезинфекционную камеру и оказались за стеной.

— Идём прямо? — поинтересовался Чарли.

— Прямо, — подтвердила Роза.

И они пошли. Поддерживая Зверя с обоих сторон, потому что самостоятельно тот идти не мог – как только они оказались за железными стенами, ему с каждым часом становилось хуже. Зверь часто спотыкался и не падал только благодаря своим помощникам. При этом, каждый раз очередное своё «непадение» он сопровождал тихим фырканьем.

В убежище возвращаться было нельзя, и все трое это прекрасно понимали, поэтому, добравшись до редкой полосы лесопосадки, свернули и пошли вдоль цепочки старых кривых деревьев, планируя спрятаться в сухом лесу. Они прошли уже почти половину пути, как вдруг Зверь снова споткнулся и на этот раз повис на руках Розы и Чарли. Они осторожно уложили его на землю, Роза сняла с себя куртку и заботливо подоткнула под голову.

— Потерпи, дружище, осталось совсем немного! — приговаривала она.

«Боюсь, дальше уже без меня», — вздохнул Зверь и ласково посмотрел на девушку своими некогда ясными голубыми, как небо, глазами. Он кое-как приподнял переднюю лапу без когтей и уронил её на ладонь Розы. «Ты сделала всё, что могла. Спасибо! Но мой путь, наконец, подошёл к концу» — снова вздохнул Зверь и снова изобразил улыбку.

— Роза, боюсь он…

— Нет! Он не может! Он не умрёт! — возмутилась Роза.

«Ничто не вечно, девочка», — ответил ей Зверь, издав слабый стон.

Чарли не смог больше ничего сказать, слова застряли где-то на полпути. Тогда он просто потянулся к девушке и обнял её.

«Надеюсь, вы будете счастливы. Прощай, девочка!» — фыркнул Зверь, в последний раз изобразил улыбку и выдохнул.

— Йети, пожалуйста, не умирай! — всхлипнула Роза.

Её разум никак не хотел принимать то, что произошло. Она смотрела на лицо Зверя и всё ждала, что сейчас он снова сделает вдох, откроет свои круглые, как блюдца, глаза и улыбнётся своей неумелой кривой улыбкой. Она не хотела верить, что Йети умер. Ей хотелось рыдать, слёз, однако не было. В груди вдруг появилась чёрная дыра, поглощавшая всё её существо. Роза посмотрела на Чарли, который держал её за руки, но смотрел на Зверя, с надеждой и отчаянием.

И вдруг они услышали быстро приближающийся шум мотора. Одновременно Роза и Чарли оглянулись назад и увидели машину, за которой столбом поднималась зловеще-серая пыль. Роза резко встала, приняв воинственную позу: ноги на ширине плеч, руки сжаты в кулаки, голова держится прямо и гордо, а огненно-рыжие волны волос разбросаны по спине, подчёркивая красивую фигуру девушки. Чарли поднялся следом и тоже принял оборонительную позицию, больше направленную на то, чтобы защитить ил удержать Розу. Он был полон необъяснимой тревоги, хотя и не мог понять, откуда она взялась. Взгляд его зелёных глаз то и дело перебегал от приближающейся машины к девушке, и ощущение опасности всё нарастало. Чарли заправил за ухо свои бесцветные длинные волосы, которые обычно были собраны в хвостик, но пока они тащили Зверя, резинка для волос соскочила и потерялась.

Машина остановилась в десяти шагах от беглецов. Оттуда вышел начальник Розы, ещё парочка учёных-биохимиков, и шестеро охранников.

— Вы опоздали! — процедила Роза. — Убирайтесь!

— Мёртвый он не менее ценен, чем живой, — её начальник изобразил улыбку, больше похожую на оскал шакала.

— Вы не получите его ни в каком виде! — прорычал Чарли.

— Молчи, солдафон! — огрызнулся просветлённый муж, с ненавистью глядя на Чарли.

На челюсти учёного красовался тяжёлый фиолетовый синяк, нос был перебит в двух местах, а один глаз налился кровяным подтёком.

«Всё-таки Роза хорошо его отделала!» — подумал Чарли не без гордости за девушку. Он проигнорировал слова учёного и обратился к охранникам.

— Вы не понимаете во что ввязались, ребята, так что лучше уезжайте.

— Мы выполняем приказ, Чарли, извини, — ответил один из них.

— Вот вам новый приказ — Уезжайте! Вы приехали с оружием против двух невооружённых людей и замученного этими белыми халатами существа. Вы ничего не понимаете, так что лучше уезжайте!

Начальник Розы повторил свой приказ относительно Чарли в более грубой форме, но тот снова его проигнорировал. Тогда учёный обратился к своей подчинённой.

— Уйми свою собачонку, — сказал он с раздражением.

— Забавно, — улыбнулась Роза, с ненавистью глядя на босса. — Всячески пытаясь унизить нас, вы падаете сами всё ниже и ниже. Мне очень жаль вас! Но ещё больше мне жаль этих людей, что стоят рядом с вами, потому что они превращаются в таких же нелюдей, что и вы!

Начальник её побагровел от злости, но не сразу нашёлся что ответить, поэтому просто в очередной раз выкрикнул: «Заткнись!», — чем  вызвал улыбки и даже смешки своих телохранителей.

Роза обвела собравшихся взглядом, полным презрения, посмотрела на Чарли и кивнула. Он понял её без слов. Они наклонились к Йети, осторожно подняли и, ухватив его поудобнее, потащили вперёд. Зверь стал вдруг очень лёгким.

— Стойте! Стойте! — кричал побитый учёный, но только стоял на месте и топал ногами — боялся приблизиться к ним, вдруг они его снова побьют?

— Чего стоите?- в бессилии набросился он на охрану и своих коллег. — Остановите их! Стреляйте! СТРЕЛЯЙТЕ!

Ребята стояли и переглядывались. Приказ стрелять им мог отдать только уполномоченный командир, но никак не учёный муж. К тому же, им не хотелось стрелять в живых людей. Тем более что один из них — девушка, а второй — их начальник. Они стояли и смотрели им вслед, ничего не делая.

— Стреляйте! — выкрикнул учёный.

Неожиданно он, широко расставляя ноги, приблизился к одному из охранников, выхватил у него ружьё, предназначавшееся для Зверя, и выстрелил, не особо прицеливаясь.

Роза ощущала в себе невероятную силу. Силу Геракла! Ей казалось, что сейчас она свернёт горы, — столько в ней было адреналина. Пока её начальник бесился позади, они успели протащить тело Зверя уже на довольно приличное расстояние.

И вдруг грудь Розы пронзила неожиданная, резкая боль, и медленным огнём начала разливаться по всему телу. Девушка обмякла, вся её невероятная сила мгновенно улетучилась, и она бессильно упала. Тело Зверя смягчило её падение.

— Роза? — позвал Чарли, который всё ещё стоял, обхватив Зверя за плечо. Но как только прозвучал выстрел, а секундой позже Роза тихо пискнула, он остановился и посмотрел на девушку.

Он увидел, как Роза мягко опустилась на землю, а тело Зверя обхватило её, будто оберегая от нового выстрела. На груди слева красовалась обширная рана, через которую уже выступило тёмно-красное пятно, быстро пожирая зелёный цвет её рубашки.

— Нет! Только не это! — прошептал Чарли, опускаясь рядом и удерживая Розу в сидячем положении, так как она начала заваливаться на бок.

— Прости, Чарли, кажется я всё, — сказала Роза тоненьким голоском. Она дышала быстро и часто.

— Нет! — только и мог вымолвить Чарли, понимая всю абсурдность этого слова.

Вдалеке, за сто тысяч километров, к нему бежали какие-то люди. Кто они? Что им нужно?

— Роза, ты… ты должна знать, я люблю тебя, — прошептал Чарли, заглядывая в глаза девушки. Дыхание её замедлялось, а кровь не останавливалась, толчками вытекая из раны.

— Я знаю, — тихо ответила Роза и улыбнулась, совсем как Зверь несколькими минутами ранее. — И я…

Крик был нечеловеческим. Чарли буквально зарычал, словно зверь, от переполнявшего его горя. Он сидел, разглядывая улыбающееся лицо рыжеволосой девушки, которой только что признался в любви. И тут подбежали люди в спецодежде, очень похожей на его собственную. Он не мог выдержать их присутствия. И снова закричал. А потом посмотрел на тех, кто приблизился, и что-то в его взгляде испугало подбежавших. Потому что они немедленно сделали несколько шагов назад и застыли на месте, с опаской глядя на Чарли. Ему что-то говорили, но до его слуха доходил лишь непонятный звук, не достигая сознание. А потом он встал, чем вызвал новую панику среди собравшихся – они в страхе сделали ещё несколько шагов назад. Но для Чарли они уже перестали существовать. Он аккуратно поднял тело Розы, оказавшееся совсем невесомым, перекинул через плечо, второй рукой подтянул тело Зверя, обхватив за пояс, и пошёл вперёд. И никто не осмелился его остановить.

Рома тихонько приоткрыл дверь и вошёл в пустую квартиру. Осмотрелся. На журнальном столике стояла аптечка и баночка с образцами. Он нашёл образцы клевера, вытащил из баночки несколько травинок и вложил в толстую старинную книгу, которую взял в другой квартире, совсем недавно принадлежащей командиру охраны города. Все звали его Чарли. В дверь прошмыгнула тёмно-рыжая кошка, принюхалась и жалобно мяукнула. Внимательно посмотрела на человека, но подходить не стала. Просто постояла немного, а потом ушла, вильнув пушистым хвостом на прощание.

Он вошёл в бывшее бомбоубежище и осмотрелся. Слева лежала мохнатая мумия, ещё несколько дней назад бывшая волком. Это было совсем недавно, хотя казалось, прошла целая вечность. Справа от входа на полу стоял термос, металлическая чашка с засохшими кусками хлеба, и металлический бидон, в котором скислась простокваша. Человек отметил это без всякого интереса, принял как данность. Покрутился вокруг, нашёл глиняный осколок и вышел на улицу. Дошёл до ручья, быстро выбегающего из леса,  и подошёл к кусту красивых диких алых роз, распустившемуся в 10-ти шагах от ручья. Рядом с ним Человек принялся рыть яму. К ночи яма приняла нужные ему размеры. Он сел рядом, когда всё было закончено, и уставился в тёмное небо в ожидании. А на рассвете он бережно опустил туда два тела. Немного постоял, о чём-то думая, а потом принялся забрасывать яму землёй. Недоставало лишь заключительного штриха. Человек снова вернулся в убежище, пошарил по углам и нашёл деревянную дощечку. Достал из кармана складной ножик и вырезал надпись: «Здесь покоятся два человека».

Красное солнце пробудило большой город рано — в пять утра. Жители города медленно просыпались, выходили из своих домов и направлялись по своим делам. За триста лет город в пять раз увеличил свои размеры и количество жителей. Многое изменилось, многое восстановилось. У города появились свои истории и легенды. Одна из них особенно полюбилась жителям. Тем более что периодически появлялись свидетели, искренне утверждавшие, что видели Снежного человека. «Мохнатое, совершенно белое существо, которое двигается как человек, ведёт себя как человек, разве что не говорит!» — говорили очевидцы. Они даже место указывали — в 30 километрах от окраины города, за небольшой чащей, там где раскинулся невероятной красоты кустарник диких алых роз. Некоторые из долгожителей утверждали, что если такое происходит – значит, он сам этого хочет. Они говорили, что именно Снежный человек ухаживает за этим кустарником и оберегает его от слишком любопытных людей. Город никогда не расширялся в эту сторону, безмолвно соблюдая дистанцию с этим существом. Потому что боялись. Снежный человек голыми руками убил целую стаю волков-людоедов, что же он мог сделать с ними? Немногие же смельчаки, те, кто потом рассказывал, что видел Снежного человека своими глазами, утверждали, что он никогда на них не кидался. Просто рычал, когда они подходили слишком близко к цветам. И никто из жителей не знал, что Снежный человек охранял город от волков. Кроме одной молоденькой девушки с ярко-рыжими волосами, которая ещё маленькой девочкой заигралась и не успела вовремя вернуться в город…

Конец.

Текст не отредактирован.

Всего около 15 400 знаков.

Реклама

Один ответ на “Зверь

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s