Зверь

Часть первая.

Красное солнце медленно выглянуло из-за горизонта и осветило корявые деревья, названия которых были давно утеряны, массивную ограду из прочного металла в три метра высотой, стоявшую сплошной стеной и разделяя границы диких земель и обитаемого городка. Металл быстро нагрелся, отчего возник конденсат и по стене вскоре начали стекать капли воды. Лучи, тем временем, быстро проникали в помещения, добираясь до маленьких окошек с толстым стеклом, и проникающих внутрь зданий. Круглое окошко, чем-то напоминающее иллюминатор, на третьем этаже одного из домов, засверкало радужными бликами. В «иллюминаторе» показалась голова девушки, которая с улыбкой взглянула на солнечный диск, который быстро менял цвет и уже из ярко-оранжевого становился сияющим ярко-жёлтым. Постепенно и в других домах начали просыпаться люди, а через час первые жители уже начали выходить на улицу. Все они торопились каждый по своим делам: кто-то бодро шагал на стройку, другие спешили в медицинские учреждения, а третьи ленивой толпой тянулись к Научному центру.

Трёхногий мужчина в тёмно-синей униформе медленно шёл по направлению к металлическому забору, широко зевая и потирая глаза маленькими кулачками. Наконец, он добрался до сторожки и вошёл внутрь. А уже через десять минут оттуда вышел другой человек, у которого было три руки и один глаз, и, так же широко зевая, слегка пошатываясь, отправился спать.

Город в 4 тысячи человек постепенно просыпался, узкие гравиевые дорожки шуршали под ногами жителей, которые сновали туда-сюда, кто с аппаратом измерения радиации, кто с медицинским чемоданчиком, а кто с инструментами. Где-то на окраине загрохотали бульдозеры, и когда ветер менял направление, можно было разобрать слова «Майна» и «Вира», доносившиеся со стройки.

Ровно в 10 утра многие жители включали радио и слушали новости. Новости представляли собой в основном информацию об уровне радиации сегодня, сводок прогноза погоды и отчётах о проделанной работе. 

«Радиационный фон составляет 75 микрорентген в час, поэтому, пожалуйста, не забывайте пользоваться новейшими мини-противогазами и как можно меньше находиться на улице, а при необходимости, надевайте защитную одежду» — вещал приятный мужской голос из динамика. Хотя противогазами люди не пользовались уже давно – кому охота ходить в наморднике, если уже можно обходиться без него? Тем более что мутация всё равно произошла, а к этому фону, который был сейчас везде, современное население выработало иммунитет.

Девушка выслушала эту информацию и, натянув ветровку и штаны из специального материала, вышла из дома. Она почти бегом добралась до стены, и зашла внутрь пропускного пункта, где встретила трёхногого охранника.

– О! привет, Гарик! – весело приветствовала она трёхногого охранника. – Всё спокойно?

– Привет, Роза. Да, как всегда, – ответил Гарик.

Девушка улыбнулась в ответ и прошла в стеклянную кабину, там открыла противоположную дверь, ведущую за пределы города, и вышла на улицу.

– Удачи тебе! – запоздало крикнул ей вслед Гарик.

Роза бодро зашагала в рощу кривых полуголых деревьев, которые когда-то давно назывались осиной. Защитный костюм тёмно-зелёного цвета облегал фигуру девушки, отчётливо очерчивая изгибы стройного гибкого тела. На голове красовалась плотная кепка того же цвета, что и костюм, а из-под кепки выбивались локоны непослушных огненно-рыжих волос, закрученных в тугие кольца.  У неё были большие зелёные глаза, пухлые выразительные губы и вздёрнутый вверх нос, весь в веснушках. Но веснушки эти совсем не портили лицо девушки. Роза относилась к тем счастливчикам, которые родились без отклонений.

Она без всякого страха смотрела вперёд, внимательно изучая прилегающий ландшафт и в первую очередь – растения, которые островками возникали то здесь, то там, выглядывая из пластилиновой чёрно-красной почвы.  Каждую неделю она заходила всё дальше и дальше в своих поисках, брала пробы земли, травы и коры деревьев, чтобы потом целую неделю проводить в лаборатории необходимые анализы. Роза – биолог-ботаник. И её задачей было наблюдать и изучать окружающую природу, которая медленно возрождалась после Последней войны.

Жители этого небольшого городка впервые вышли на поверхность земли около 30 лет назад. До этого люди, их предки, прожили под землёй чуть больше двух веков, и решились выйти на поверхность лишь потому, что очистные турбины и фильтры окончательно вышли из строя. Тем не менее, эта новая раса людей уже смогла приспособиться жить при немного повышенном фоне радиации. Эти люди были потомками тех, кто выжил в Последней, ядерной войне, стеревшей с лица земли почти всё человечество. Выжившее поколение проводило исследования, изучало данные полуживых спутников Земли, которые всё ещё находились на орбитах, заново изучая окружающее их пространство. Многие, в том числе и Роза, надеялись, что люди смогли спастись где-нибудь ещё, и казалось очень важным проводить исследования по всем научным направлениям, чтобы при встрече с другими выжившими поделиться полезной информацией. Роза верила, что они не единственные. В конце-концов, бомбы ведь били целенаправленно в определённые города и страны, но не в каждую же точку Земли!

Сегодня Роза в поисках новых растений зашла на 5 километров дальше, и только когда солнце коснулось горизонта, она поняла, что пора поторапливаться. Она быстро побросала пробирки в сумку, снова заставила непослушные локоны вернуться под кепку и быстро направилась обратно к городу. Роза очень торопилась, потому что не прошла и половины пути, а солнце уже наполовину село, раскрасив голубое безоблачное небо в розовый и фиолетовый оттенки. Девушка всё чаще оглядывалась по сторонам, и всё меньше смотрела на дорогу. В итоге она не заметила яму, в которую и наступила. Нога её провалилась, и Роза вскрикнула от неожиданной и резкой боли и упала.

– Ох блин, как же это больно, оказывается! – причитала девушка, потирая вывихнутую лодыжку.

Роза попробовала встать, но с первой попытки у неё ничего не получилось. Она посмотрела на солнце, которое пока ещё не скрылось совсем, и полезла в сумку в поисках бинта. Пока Роза бинтовала ногу, солнце окончательно село. Кое-как покончив с первой помощью самой себе, девушка встала и зашагала максимально быстро, насколько ей позволяла больная нога.

Стемнело. Практически сразу со всех сторон раздался вой и рычание диких собак, а может быть даже волков. Лаять, по крайней мере, эти собаки не умели. Наконец, Роза увидела огни города и постаралась прибавить скорость. К тому же, приближающиеся звуки по сторонам очень подстёгивали к тому, чтобы поторопиться. Когда девушка уже совсем подошла к стене, неожиданно позади себя она увидела две пары светящихся красных глаз. Громко вскрикнув, Роза вприпрыжку побежала вдоль стены, на ощупь занимаясь поиском двери, которая могла бы её спасти. Вскоре дверь она нашла.

– Гарик! Гарик, открой! Это я, Роза! Пусти скорее!

Роза барабанила кулаками в массивную металлическую дверь уже в полнейшей панике, так как теперь её окружали десятки пар горящих красным цветом глаз.

В двери открылось круглое маленькое окошко и с той стороны показалось встревоженное лицо Гарика.

– Роза? – опешил он. – Что ты там делаешь?

– Стучу! – разозлилась девушка, – Открывай!

– Но уже слишком поздно…

– Открой же!

– Я не могу…

– Чтоб тебя, Гарик! Открывай, тебе говорят! – заорала на него Роза, голос сорвался на визг.

– Прости, Роза, но ты ведь заешь устав, – пролепетал Гарик, густо краснея. – Я не могу! После захода солнца дверь не открывается никому!

– Впусти, скорее!!! – закричала Роза и в то же время глядела во все стороны.

– Но я не могу! Не положено! – запричитал мужчина, искренне сожалея. В нерешительности он всё же потянулся к тяжёлому засову, и уже начал было его отодвигать, как вдруг Роза отчаянно завизжала, требуя немедленно открыть злосчастную дверь, а в следующий момент раздался свирепый рык. В окошке мелькнуло что-то невероятно огромное и мохнатое, оно сбило девушку с ног одним плавным прыжком, и крик мгновенно исчез. На лицо Гарика попало несколько капель, он отшатнулся, побледнев при этом, как полотно. Машинально он закрыл переговорное окошко и провёл по лицу, вытирая капли, посмотрел на свои пальцы и его тут же  вырвало. Пальцы  были в крови…

Ужасный, невероятно ужасный сон, в котором у Розы огнём горела правая лодыжка, саднило плечо и сильно щипало лицо. Но больше всего её донимали непонятные шипы, впивавшиеся в спину. Роза захотела перевернуться на бок и улечься поудобнее, но никак не могла этого сделать – её будто что-то удерживало. Медленно сознание возвращалось, Роза подумала, что её ощущения во сне слишком сильно захватили её. Она еле-еле открыла глаза и, прямо перед собой, увидела плоское мохнатое лицо с огромными синими глазами, горящими ледяным светом. Безобразный рот во всю морду не мог скрыть огромные жёлтые клыки, торчавшие из нижней челюсти, а большие уши, точную форму которых  («Наверное овальные», — мелькнуло в голове) она не смогла разглядеть из-за густой длинной шерсти, стояли торчком. Девушка вскрикнула и снова мгновенно отключилась.

В следующий раз, когда Роза открыла глаза, чудище сидело поодаль. Морда неведомого зверя по-прежнему внимательно смотрела на неё, в то время как массивное тело было развёрнуто на 180 градусов. Роза попробовала подняться, но не смогла этого сделать. Тем не менее, она ощущала пьянящее тепло и слышала тихое потрескивание. Девушка собрала всю оставшуюся силу, сосредоточилась и направила всю энергию в локоть, и ей удалось, наконец, приподняться. Розу ожидал новый шок: тело зверя было развёрнуто к огню!

Девушка неуклюже двинула другим плечом и запоздало поняла, что зря она это сделала – плечо пронзила внезапная острая боль, Роза вскрикнула и повалилась на спину. Тонкие веточки хвороста хрустнули, но смягчили её приземление. Из глаз полились горячие слёзы. Роза всхлипнула. На этот раз она не потеряла сознания, – боль не позволила ей это сделать. Она просто лежала, не двигаясь, и ждала, пока боль утихнет.

Зверь медленно поднялся и на четырёх лапах подошёл к ней. Только сейчас девушка поняла, насколько он был огромен! Голова зверя была размером с баскетбольный мяч, а дополнительный объём ей придавала длинная клочковатая шерсть. Тело было в два раза больше и по форме напоминало мохнатого бегемота. Туловище в форме груши плавно переходило в большой живот, который визуально увеличивался за счёт грязно-серого меха. Грудная клетка была широкой, но плохо развитой, по сравнению с задней частью. Лапы, длинные и такие же мохнатые, напоминали львиные, только вместо мягких кошачьих подушечек с когтями в разные стороны расходились не менее мохнатые пальцы. Бесхвостое животное в два шага преодолело расстояние между очагом и девушкой, внимательно посмотрело на гостью, обнюхало её плечо и открыло пасть. Роза зажмурилась, мысленно прощаясь с жизнью, но в следующее мгновение она ощутила на своём плече тёплый влажный шершавый язык неведомого зверя, который старательно зализывал её рану.

Девушка открыла глаза и в недоумении уставилась на животное, которое заботливо, двумя передними лапами укрывало её соломенным одеялом.

– Спасибо? – с сомнением сказала Роза, всё ещё не отрывая взгляд от зверя. Её благодарность прозвучала как вопрос.

Зверь слегка кивнул, снова отошёл к огню и принялся вылизывать собственную лапу. Роза пригляделась и увидела, что неведомый зверь тоже был ранен – на передней лапе красовалась открытая рана глубокого косого пореза, будто кто-то полоснул зверя ножом. На свалявшейся в этом месте шерсти были заметны следы крови и грязи. Зверь тяжело вздохнул, потянулся за поленом и подбросил его в огонь. Роза наблюдала за ним с огромным интересом, а в голове проносилось множество вопросов относительно её неведомого благодетеля, спасшего от страшной и неминуемой смерти.

Роза проснулась от звука возни, вновь ощутила, как в спину врезаются веточки, а соломенное одеяло колет шею. Сразу же вернулось и ощущение ноющей боли в ноге и тупой боли в плече. Девушка вспомнила что было, когда она попробовала резко подняться в прошлый раз, поэтому теперь она постаралась сесть как можно более плавно, стараясь не двигать раненым плечом. Как только ей удалось усесться на импровизированной кровати, она поняла, что находится в пещере, которая была слишком хорошо оборудована. Приглядевшись, она увидела ровные бетонные стены и потолок, тяжёлую металлическую дверь, на одной из стен она увидела пустые полки, а над ними небольшое окошко – это был единственный источник света, в то время как противоположная стена была разрушена и заново выстроена. Заново выложенные кирпичные куски образовывали импровизированный камин с решёткой и трубой, явно выломанными откуда-то ещё. И вдруг Роза поняла, что находится в бункере, который, судя по всему, был разрушен бомбёжкой больше двухсот лет назад, но был вычещен и приспособлен для жизни её неведомым диким спасителем.

А кстати, где же он? Роза осмотрелась по сторонам, но она была здесь одна. Как только девушка подумала, что Зверь нарочно её тут оставил, тяжёлая дверь со скрипом отворилась и в бункер вошёл сам зверь. Вошёл на задних лапах. А в передних он держал глиняный кувшин. Зверь взглянул на девушку, удовлетворённо фыркнул, и подошёл к своей гостье. Внимательно посмотрел на неё своими огромными, как блюдца, глазами, и протянул ей кувшин. В нём  булькнуло, и на щеке Розы появилась прозрачная капелька. Зверь внимательно посмотрел в глаза девушки, моргнул и отошёл к двери.

– Спасибо, – уже более уверенно вымолвила Роза и сделала глоток. Но тут она поняла, что жажда буквально мучает её, и снова приложившись к кувшину, осушила его почти половину. Вдруг она опомнилась, остановилась и протянула кувшин хозяину.

– А ты будешь пить?

Зверь коротким движением отрицательно мотнул головой.

– Но вода тебе всё равно понадобится, – неуверенно начала Роза.

Но Зверь снова мотнул головой и открыл дверь настежь, впуская в помещение солнечный свет. Вышел наружу и сел у входа, направив свою умную морду к солнцу. Роза немного подумала, аккуратно поставила кувшин с водой на пол и медленно, чтобы не потревожить рану на плече, встала и, хромая, тоже вышла на улицу. Она специально подошла ближе к животному, и, набравшись смелости, коснулась его шерстяной шеи. Зверь вздрогнул от этого прикосновения, но не сдвинулся с места.

Мех зверя оказался очень мягким на ощупь, почти шелковистым. И невероятно тёплым. Серебристая шерсть блестела и переливалась, приобретая синеватый оттенок.

– Ты похож на йети, – сказала Роза, поглаживая Зверя, и улыбнулась.

Он внимательно посмотрел в глаза девушки и, Роза могла бы в этом поклясться, Зверь улыбнулся в ответ! Но в следующее мгновение он отпрянул, с силой оттолкнулся и запрыгнул на земляную крышу своего жилища. Посмотрел туда, куда стремился солнечный свет, принюхался, и, спрыгнув, нырнул в дом. Через мгновение он уже вышел, снова на задних лапах, и протянул Розе её сумку.

– Мне пора, да? – поняла девушка. Ей резко стало очень грустно, и забирать из лап зверя свою сумку она не хотела, но он продолжал её держать. В итоге Роза взяла сумку, поблагодарила Зверя и отправилась в город.

На подходе к городу девушка разглядела небольшую кучку людей в форме, которые что-то изучали на двери и стене. По мере приближения, до Розы стали долетать отдельные слова: «пробирки», «кровь», «образцы». Подойдя ещё ближе, в одном из людей девушка узнала Гарика и сразу же почувствовала сильную, жгучую вены, злость. Розу захлестнула волна слепой ярости, ей захотелось кинуться на трёхногого охранника и бить пока кто-нибудь из них двоих не потеряет сознание! Роза сделала движение, чтобы поудобнее повесить пустую сумку, за что раненое плечо наградило её не менее яростной болью, а заодно вернуло в реальность. Хромая, она подошла ещё ближе к ничего не замечающей группе, и спросила:

– Может вам помочь?

– Роза! Ты жива! – в изумлении воскликнул Гарик, который первым повернулся к ней, и кинулся на встречу, но, увидев выражение её лица, резко притормозил.

– Не вздумай даже близко ко мне подходить, Гарик! – сквозь зубы процедила Роза.

Охранник растерянно моргал глазами.

– Роза, я так рад, что…

– И заткнись!

– Извини, я…

– Заткнись, я сказала! А лучше вообще скройся с глаз моих! – добавила девушка.

Гарик умолк на полуслове и непонимающе уставился на Розу. В этот момент к ней подошёл другой мужчина, судя по форме, чином повыше охранника.

– Вы в порядке? – спросил он, оглядывая девушку. – Я вижу, у вас разодрано плечо.

Роза посмотрела на говорившего. Это был высокий молодой мужчина, у которого были зелёные, как и у неё самой, глаза и совершенно бесцветные волосы, собранные в хвостик. Белая, почти прозрачная кожа делала его похожим на призрака, а задумчивый проницательный взгляд наоборот, придавал внешности аристократической серьёзности. Мужчина как-то сразу располагал к себе и сразу становилось ясно, кто тут главный. «Командир», — окрестила его про себя Роза.

– А ещё я хромаю, – ответила она, указывая на свою лодыжку. – Ногу подвернула вчера. Из-за этого не успела до захода солнца вернуться.

– Даня, иди сюда! – окликнул мужчина одного из тех, кто оставался стоять у стены.

Вся группа, как только появилась Роза, бросила все свои дела и теперь они просто стояли в сторонке и наблюдали за происходящим. Худенький паренёк, по всей видимости, Даня, вздрогнул и направился к Розе и мужчине, как только его окликнули. В одной руке он нёс увесистый чемодан с медицинскими препаратами. Было не похоже, что ему очень тяжело, хотя, когда он подошёл и опустил чемодан на землю, оказалось, что он набит битком всяческими препаратами и медтехникой.

– Осмотри её рану, обработай, если необходимо, и отведи в больницу, – приказал командир парню, а потом обратился к Розе. – Я зайду к вам туда позже.

Он повернулся и пошёл назад к группе, которая всё так же стояла и бездействовала. А тщедушный паренёк принялся выполнять приказ. Первым делом он достал большие очки и нацепил на нос, линзы увеличили его глаза, так что он стал походить на стрекозу. Это вызвало невольную улыбку у Розы и она хихикнула, чем вызвала укоризненный взгляд Дани.

– Как вы себя чувствуете? – с этими словами в палату к Розе зашёл командир, которого она видела утром.

– Нормально, – коротко ответила девушка.

После необходимых процедур, которые провёл над ней сначала Даня, а потом и медики, её оставили в больнице «для дальнейшего наблюдения», чему Роза совершенно не обрадовалась. Она чувствовала себя вполне сносно, если не считать рану на плече, которую в больнице ей вскрыли и заново зашили, что, по её мнению, было абсолютно лишним. Роза не имела ни малейшего понятия как и почему, но была уверена, что Зверь поработал над её плечом гораздо лучше медиков. Она не сомневалась – теперь, именно после вмешательства врачей, у неё останутся шрамы. Сейчас, когда местный наркоз начал потихоньку отходить, Роза чувствовала лёгкое подёргивание в мышечной ткани, что сильно её раздражало.

– Мы можем поговорить? – спросил командир.

– Да, — неуверенно согласилась девушка.

– У меня к вам только один вопрос: как вам удалось выжить? Почему Зверь не растерзал вас?

– А почему вы уверены, что это был Зверь?

– А кто же ещё?

– Как много диких плотоядных животных вы знаете? – вопросом ответила Роза. И пока командир размышлял над ответом, она сама же и ответила на свой вопрос. – Тигры, львы, волки, даже медведи… Вы же должны были проходить это в школе! Так почему Зверь?

– Потому что львы, волки и тигры, судя по всему, вымерли. По крайней мере в этой части планеты, – ответил командир.

– Слушайте, как вас там по имени, я не знаю…

– Можете называть меня Чарли.

– Чарли. Вы были когда-нибудь у стены ночью? А за её пределами?

– Нет, – ответил командир.

– Тогда почему вы так уверены, что на людей нападает Зверь, а не обычные дикие волки?

– Так значит, это были обычные дикие волки? – поинтересовался Чарли. Девушка начинала его раздражать. У него было ещё много  работы, а эта искательница приключений задаёт какие-то глупые вопросы, вместо того, чтобы ответить прямо!

– Не совсем обычные, но да, волки, – наконец ответила Роза.

– Так чего же вы сразу так не отвечаете?

— Сомневаюсь, что вы мне поверите, — пожала плечами Роза. — Вы производите впечатление человека, который не склонен менять своё мнение.

— Вам только кажется, — улыбнулся Чарли уголками рта, глаза всё так же выражали холодное беспристрастие. – Хорошо. А как вам удалось спастись от этих волков?

— Я не знаю… не помню…

Роза замялась. Она не знала, стоит ли рассказывать о том неведомом животном, которое спасло ей жизнь. Ведь спасло же! Если бы Зверь хотел её сожрать, он бы сделал это! А он… ухаживал за ней. Почти как человек. Роза вспомнила, как добиралась до стены, как несколько раз мелькали фигуры волков или диких собак, словно играя с нею, но ни разу нигде не промелькнуло что-то похожее на тело её спасителя. Нигде. Тогда как она очутилась у него?

– Роза! – вернул её к реальности голос командира Чарли. – Вам есть, что ещё мне рассказать?

– Нет, – ответила Роза, краснея.

Командир посмотрел на неё с подозрением, но потом что-то решил у себя в голове, пожелал ей отдохнуть и вышел. Роза осталась одна. Она легла, закрыла глаза, но сон не шёл. В памяти она прокручивала то, что видела сегодня утром, вспоминала Зверя, его жилище, поведение. Вспомнила вчерашний день: что она делала? Что видела? Какие образцы она нашла? Всё было как в тумане. Она даже не была уверена, что действительно что-то нашла. А с ней ли это было? Роза открыла глаза и увидела потолок больничной палаты. Да, это случилось с ней. Тут она снова почувствовала свои болячки. Плечо уже откровенно болело, но звать медсестру и просить обезболивающее она не хотела. Она хотела подумать.

Волки. Это были волки и дикие собаки. Теперь Роза была в этом уверена. Правда, если сравнивать с картинками и описаниями в учебниках, эти звери были в два раза больше. И кровожаднее. Первое нападение диких зверей произошло на третью ночь, когда люди выбрались на поверхность. И они оказались совершенно не готовы к такой атаке. Тогда погибло много человек, а те, кто выжил, описывали нападающих как диких зверей размером чуть ли не со слона, неизвестной породы и происхождения. Выдвигались предположения, будто это радиация повлияла на кого-то из существовавших ранее хищников, они мутировали и превратились вот в это. Спустя немного времени, чудом уцелевшие жертвы нападений описывали нападающих существ как настоящих чудовищ, а так как описание было всегда одинаковым, люди пришли к выводу, что хищник был один. И, так как никто не знал к какой породе его отнести, хищника стали называть просто Зверь.

Люди решили ночевать в своём подземном убежище, пока не установят нормальную защиту вокруг поселения. Они начали строить стены, преимущественно из метала, который остался со времён Последней войны и в большом количестве находился вокруг. Потом они научились перерабатывать другие металлы, ещё позже начали добывать полезные ископаемые и производить новый металл, прочнее и безопаснее старого, которым стали закрывать не только границы города, но и покрывать стены домов. Город медленно рос, жертв становилось всё меньше, правил становилось всё больше, но самым главным оставалось одно – после захода солнца ворота за пределы города закрывались и уже никого не впускали. Если кто-то выходил, а обратно до закрытия вернуться не успевал, дабы не впустить вместе с опоздавшим человеком и опасного зверя, его не впускали.

Роза, безусловно, была в курсе этого правила и всегда полностью его поддерживала. До прошлой ночи. Сейчас она поняла, что жизнь человека не подчиняется правилам, когда ты оказываешься в одном шаге от спасения или гибели. В этот момент всё подчиняется инстинктам самосохранения. А значит, пора бы уже это дурацкое главное правило пересмотреть.

Её отпустили домой через три дня, не найдя никаких признаков опасных болезней. Нога уже почти не болела, плечо медленно, но выздоравливало, признаков бешенства или чего-то в этом роде у неё не обнаружили. Медики вручили ей стопку рецептов и рекомендаций, вещи и отправили домой.

Когда Роза поднялась на второй этаж, на пороге её встретила соседская кошка. Животное жалобно мяукнуло и посмотрело на девушку с надеждой. Это была пушистая тёмно-рыжая кошка неизвестной породы, с жёлтыми глазами и кисточками на ушах. Она сидела, поджав переднюю лапу. Именно эта лапа и привлекла внимание девушки — шёрстка грязными иголками топорщилась во все стороны, а вокруг была открытая ранка.

— Привет, Мурка, — поздоровалась с кошкой Роза и села на корточки, чтобы рассмотреть что произошло. — Где это ты так поранилась? Опять птиц на стройке гоняла?

Кошка ничего не ответила, она смирно сидела и жмурилась, пока Роза осматривала её рану на передней лапе. Кошка не была настроена признаваться в своих похождениях, ей просто нужна была помощь доброй соседки, ведь она уже не один раз её лечила.

Роза открыла дверь, внесла кошку в дом, посадила на стол и пошла искать аптечку, а когда вернулась, обнаружила, что к ней пришёл гость — командир Чарли.

– Вы? – удивилась Роза. – Что вы тут забыли?

– Вас, – коротко и на полном серьёзе ответил Чарли. 

Роза закатила глаза, но ничего не сказала. Она позволила незваному гостю войти в комнату и осмотреться. Роза обратила внимание, что командир был одет уже не в спец-костюм, сегодня на нём была плотная хлопчатобумажная куртка серого цвета, брюки из того же материала и синяя рубашка. Бесцветные волосы по-прежнему были собраны в хвост.

– Вы зашли по работе, или соскучились? – осведомилась Роза, напуская на себя безразличную гримасу.

– Скорее из любопытства, – задумчиво отозвался Чарли, рассматривая растения, стоявшие на журнальном столике. – Выращиваете?

– Выращиваю, – подтвердила с раздражением Роза. – Зачем пожаловали?

– Хочу знать, как вы спаслись.

– Я же вам сто раз говорила, что не помню! – воскликнула Роза.

Этот вопрос командир действительно задавал ежедневно во всё время её пребывания в больнице. Приходил каждый день только для этого, выводил её из себя и уходил, так и не получив ответа. Роза решила, что не расскажет о том, как она умудрилась остаться в живых после захода солнца. Тем более что действительно помнила далеко не всё. Она отчётливо видела в памяти момент, как стучала в дверь и просила Гарика впустить её, помнила, как горящие красные глаза всё приближались, как одна пара глаз стремительно приблизилась и… Дальше она очнулась уже в жилище Зверя. Что произошло в этот отрезок времени, почему волки не растерзали её там же на месте – она не знала. Как не знала и того, что же это за существо, которое её спасло.

Все ночи в больнице её мучили кошмары. Она постоянно просыпалась в холодном поту с ощущением того, что её вот-вот съедят или уже съели. Свирепое голодное рычание и зловонное дыхание хищников вызывало оцепенение, так что пошевелиться было просто нереально. Но ни разу ещё Розе не приснился её спаситель.

Девушка с раздражением посмотрела на командира и процедила:

– Если это всё – можете идти, я вас не задерживаю!

В этот момент соседская кошка громко мяукнула, напоминая о себе.

– Ой, прости, Мурка, я сейчас! – мигом очнулась Роза, плюхнулась на диван рядом с кошкой и принялась доставать из коробки антисептический спрей, какую-то мазь и бинт.

Она с сомнением взглянула на Чарли, который всё ещё стоял в пяти шагах от неё.

– Подержите её, раз уж вы здесь, – приказала она Чарли.

Командир послушно подошёл и схватил кошку обеими руками и прижал к себе. Что дальше делать он не знал. Мурка, тем временем, обнюхивала одежду незнакомца и поглядывала на него с подозрением.

– У неё порез с внутренней стороны лапы, видите? И она её прячет. Поверните её так, чтобы мне было проще добраться до ранки.

Чарли сделал так, как ему приказали. Роза сняла колпачок и обильно сбрызнула антисептиком всю лапу своей пациентки. Кошка начала вырываться и поцарапала Чарли руки. И, хотя он не издал ни звука, было видно, что досталось ему хорошо. К чести Чарли, Мурка осталась у него в руках, несмотря на все попытки вырваться. Роза, тем временем, уже начала смазывать ранку тёмно-коричневой мазью, затем забинтовала и только тогда разрешила отпустить несчастное животное. Чарли опустил кошку и непонимающе уставился на свои руки.

Пока он разглядывал царапины на руках, Роза снова достала антисептик и начала так же щедро уливать им руки командира.

– А то ещё заразу какую подцепите, а я виноватая буду! – процедила Роза, но уже без злости.

– Спасибо, – отозвался командир.

Он хотел сказать что-то ещё, но передумал. Медленно Чарли направился к выходу и остановился, не дойдя двух шагов. На пороге сидела кошка, слегка ошеломлённая новым украшением на своей драгоценной  лапе, и пыталась это украшение вылизать, но у неё ничего не выходило. Чарли посмотрел на неё, обернулся на хозяйку дома, которая молча провожала его, и вдруг спросил:

– Вы помните, но не хотите говорить, не так ли?

Роза покачала головой отрицательно, но ничего не ответила. Чарли мрачно смотрел на Розу ещё с полминуты, а потом скрылся в тёмном подъезде. Минуту спустя хлопнула входная дверь, кошка вздрогнула и, громко мяукнув, скрылась в темноте. Роза, наконец, пришла в себя.

Она с удивлением обнаружила, что всё ещё держит в одной руке йод, а в другой спрей-антисептик.  И вдруг её осенило. Зверь ведь тоже был ранен! Роза быстро собрала вещи, надела защитный костюм (за пределы города в обычной одежде выходить вроде как не разрешалось), кинула в сумку аптечку, глянула на часы («Успею!») и пулей выскочила на улицу. Благо, жила она недалеко от выхода. Уже на подходе, Роза вспомнила, как проходила здесь в последний раз, и её слегка затошнило. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы не остановиться.

На посту сидел Рома – по сравнению с другими, он был ещё совсем мальчишка, лет четырнадцати. Он пришёл в охрану, чтобы помогать матери. Рома не заметил, как подошла Роза, так как играл в резиночку, ловко перекидывая её замысловатые узоры с пальцев на пальцы. Быть может потому, что у него их было по шесть на каждой руке, ему было проще не запутаться, и узоры у него выходили необыкновенные.

– Привет, малыш, я ненадолго! – на ходу бросила Роза и проскочила мимо мальчишки в противоположную дверь.

На мгновение она остановилась за дверью, будто набираясь смелости, и быстрым шагом пошла дальше. Спустя два часа она заметила холм и еле заметную трубу, торчащую из-под земли, и поняла, что пришла на место.

Роза замедлила шаги, и крадучись, подошла к двери убежища. Дверь была плотно закрыта. Девушка не знала, что делать дальше – постучать и войти? Или просто открыть дверь? А вдруг Зверя тут нет? Или, что ещё хуже, он умер?

Будто отвечая на последний её немой вопрос, из убежища донёсся глубокий вздох.

– Жив! – обрадовалась Роза и протянула руку к двери. И только сейчас поняла, что с этой стороны ручки у двери нет.

Девушка собралась стучать, но с той стороны послышался шум и дверь медленно открылась. Зверь уставился своими огромными синими глазами-блюдцами на Розу, явно удивлённый. Роза тоже стояла столбом некоторое время, собираясь с мыслями, а потом быстро затараторила:

– Прости что побеспокоила. Я пришла, чтобы обработать твою рану… Тот порез на твоей… передней лапе…

«Очнулась, блин!» – подумал Зверь. Роза услышала фырканье.

Зверь, тем не менее, посторонился, показывая, что Роза может войти внутрь. Как только девушка вошла, Зверь закрыл дверь на засов. Роза напряглась, но постаралась усмирить свой страх, и снова заговорила:

– Я принесла мазь, чтобы обработать рану, и бинты, чтобы туда  не попала грязь. Вот.

«Очень вовремя!» – Зверь замотал головой. – «Пять дней прошло, неужели ты думаешь, что за это время у меня бы ничего не зажило?»

Роза приблизилась и осторожно протянула руки к Зверю ладонями вверх.

– Позволь посмотреть на твою рану?

Зверь против не имел ничего. Он зеркально повторил движение девушки, и та разглядела хорошо зарубцевавшиеся розовые порезы, которые уже начинали потихоньку зарастать шерстью.

– О! Вот я глупая! Столько времени прошло, конечно же у тебя уже всё зажило!

«Ага. Обошёлся без твоих лекарств», – прокомментировал её слова Зверь и отошёл.

– У тебя шрамов не останется, – продолжила Роза, медленно следуя за ним. – А вот мне врачи взяли и вскрыли раны на плече, а потом снова зашили, и теперь у меня точно останутся шрамы. Ты помог мне гораздо лучше, чем они.

«А ты, оказывается, ещё та болтушка, а?» – подумал Зверь, и Роза услышала весёлое урчание.

– Не смейся, пожалуйста! – улыбнулась Роза.

Зверь выглянул в окно, посмотрел на небо, а потом внимательно взглянул на девушку.

«Со мной всё в порядке, милочка, не беспокойся. А вот тебе надо бы поторопиться! Не уверен, что в этот раз успею тебя спасти. А к городу подходить вовсе не хочется».

– Здорово ты себе тут всё оборудовал! – поддержала фырканье Зверя Роза, осматриваясь вокруг.

В тот раз она толком ничего не рассмотрела, сейчас же разглядывала каждый участок жилища Зверя более внимательно. Она заметила, что убежище обставлено с комфортом, совсем по-человечески. В дальнем углу комнаты красовалось соломенное кресло, накрытое сверху коричнево-серой шкурой, вероятно, снятой с убитого волка, а под окном на металлических пластинах, которые когда-то были фюзеляжем самолёта, стояли… книги! На некоторых книгах уже не было обложек, а какие сохранились вместе с корешками, названия на них прочитать было невозможно, Роза сомневалась, что они не превратятся в пыль, если до них дотронуться. Девушка с трудом отвела от книг взгляд и обернулась. Рядом с камином стоял здоровенный чугунный котёл, накрытый металлическим диском, уже знакомый ей глиняный кувшин с водой и ещё один такой же.

«Мотай домой, глупая!» – фыркнул Зверь, привлекая к себе внимание.

Роза посмотрела на него и сказала:

– Удивительно как ты тут всё обустроил, Йети! Совсем как человек! Ты не против такого имени? Можно я буду звать тебя Йети?

«Да хоть Хрюндиком, только убирайся отсюда!» – Зверь открыл пасть и издал нечленораздельный звук, мотая головой во все стороны.

– М-м-м, ладно, я придумаю другое имя, если это тебе не нравится, – ответила Роза.

Зверь громко рыкнул, так что девушка даже вскрикнула от неожиданности. Раненой лапой Зверь показал на небо в окне, потом указал на дверь.

– Не прогоняй меня, пожалуйста! – поняла его Роза. – Ещё рано. До захода солнца ещё пять часов, я успею, не волнуйся! – девушка с облегчением выдохнула и принялась дальше болтать со Зверем, задавая вопросы и отвечая на них.

«Видимо, нужно искать новое место, и подальше» – подумал Зверь и недовольно прищурился.

– Ты очень интересный, знаешь? Жаль, что ты не умеешь говорить. Уверена, ты бы рассказал много интересного о себе. Какая-то новая порода, да? После ядерной войны могло произойти всё что угодно. Клетки каждого живого организма преобразовались. У нас стали рождаться трёхногие, или однорукие. У Ромки, например, сегодняшнего охранника, на руках по шесть пальцев…

Зверь сидел молча, не выражая никаких эмоций, и размышлял о том, как должно быть этой девочке одиноко, раз она притащилась к нему в дом за несколько километров, чтобы просто поболтать.

«Ладно уж, оставайся. Но имей в виду, что сегодня ты уже никуда не пойдёшь. Волки слишком близко. Жаль, что ты не ощущаешь их вонь», – думал Зверь, пока Роза рассказывала о своей профессии и о том, сколько видов растений  и животных ещё выжило после ядерной бомбёжки.

Роза умолкла, когда вдруг осознала, что на улице начало смеркаться.

– Как время быстро пролетело! Мне уже давно пора возвращаться!

«Неужели?!» — подумал Зверь, у которого уже давно заболела голова от её болтовни.

Роза с трудом выбралась из соломенного кресла, перекинула сумку через плечо и направилась к двери. Зверь молча наблюдал за ней, сидя абсолютно неподвижно, лишь моргая своими огромными голубыми глазами. Девушка попыталась открыть засов, но ей оказалось это не под силу. Чугунная пластина сдвинулась на пару миллиметров и застряла.

– Поможешь? – обратилась Роза к животному.

Зверь не двинулся с места.

– Ну и ладно, – проворчала Роза и снова принялась налегать на задвижку. Так продолжалось около пяти минут, пока Зверю не надоело слушать её причитания по поводу нехватки сил. Он медленно поднялся, подошёл к девушке, но вместо того, чтобы помочь открыть дверь, он оттолкнул гостью на середину комнаты и поправил положение тяжёлой металлической задвижки в обратную сторону.

– Ты что? Выпусти! Мне домой надо! – возмутилась Роза. В ответ Зверь вдруг яростно громко зарычал, так что сердце в пятки ушло, и девушка, со словами: «Ладно, уговорил, чего кричать то?» вернулась в импровизированное кресло.

Некоторое время она сидела молча и робко поглядывала на Зверя, который сидел в противоположном углу и строго смотрел на девушку.

Скоро Роза почувствовала, что сильно проголодалась. Но ей было страшно вновь привлечь к себе внимание Зверя, который, как ей казалось, в этот раз задумал что-то плохое по отношению к ней. Вдруг в животе у неё заурчало и Роза попыталась замаскировать этот звук громким вздохом и сменив позу. Зверь, однако, услышал, поднялся и принялся разводить огонь: накидал сухой травы, прикрыл сверху сухими веточками и принялся высекать искру из камней, ударяя ими друг о друга. Вскоре пошёл дым, а потом и огонь весело загудел в камине, отчего на душе у девушки стало немного веселее. Зверь подвесил над огнём котелок, тот вскоре зашипел, и со стороны камина потянуло приятным ароматом. Когда Зверь протянул глиняную тарелку девушке, та со смущением поблагодарила его и принялась есть. Она пока что совсем не понимала его, но ей стало стыдно, что она его испугалась и заподозрила.

Роза так и не поняла, что входило в состав варева, но блюдо оказалось очень вкусным. Зверь ел, прихлёбывая своё варево из глубокой глиняной чаши, то и дело поглядывая на Розу. Сначала его интересовало, будет ли она вообще есть его еду, а потом с удивлением обнаружил, что она не только есть, но ей ещё и нравится! Зверь удовлетворительно фыркал и жмурился, плохо скрывая свою гордость по этому поводу.

Наутро он разбудил Розу практически с восходом солнца, дождался, пока девушка пригладит непослушные кудряшки и вообще «приведёт себя в порядок», а потом открыл дверь.

– О! Мне можно идти? – спросила Роза.

«Можно, дурёха. Теперь можно!» – профыркал Зверь.

– Спасибо, – улыбнулась девушка. Она уже почти было вышла наружу, но вдруг остановилась, задумчиво посмотрела на Зверя и не без страха протянула к нему руку, коснулась его правой лапы и погладила. Сначала робко и нерешительно, но потом более смело.

– Ты славный! – сказала она, глядя в его большие глаза и улыбнулась. И вновь ей показалось, что Зверь улыбнулся ей в ответ. – Спасибо! – с нежностью поблагодарила Роза своего нового друга и отправилась в обратную дорогу.

Как только она отошла от бункера Зверя на достаточное расстояние, разжала ладонь, которой гладила Зверя и посмотрела на оставшиеся в руке волоски его меха – отличные образцы для изучения в лаборатории!

На посту в этот раз сидели двое. В одном Роза узнала трёхногого Гарика, второй сидел так, что были видно лишь его руки, в которых человек держал книгу. Роза вошла внутрь дезинфекционного отсека, постояла там пять минут, пока проходил процесс очищения, и только когда вошла внутрь охранного поста узнала второго – это был Чарли.

– Поразительно, Роза, не правда ли? Вы провели за стенами города ещё одну ночь и снова остались живы! Либо вы невероятно везучая, либо у вас есть иммунитет к волкам. Или кто там живёт за стеной? – произнёс Чарли с невозмутимым лицом.

– Да, вы правы, мне везёт, – ответила Роза, стараясь сохранить безразличие.

Пройдя мимо Гарика, который хотел было поздороваться, девушка открыла дверь, ведущую в город, как вдруг Чарли схватил её за локоть и тихо произнёс:

– Как далеко вы оказались от города в этот раз?

– В этот раз? – переспросила Роза, стараясь изобразить крайнее удивление. Но командир прочёл на её лице напряжение. Вместе с ней он вышел в город и пошёл с ней рядом.

– В этот раз, как и в тот день, когда не успели вернуться вовремя, – напомнил он ей, говоря очень тихо.

Роза молчала. В её голове проносились миллионы мыслей, вариантов ответа, но она не находила более-менее подходящий. Чарли счёл её молчание за нежелание отвечать, и снова заговорил:

– Вы вынуждаете меня надоедать вам вместо того, чтобы сказать правду.

— Зачем вам моя правда? – парировала Роза.

— Затем, что рано или поздно защита не сработает и тот Зверь, что убивает людей, проберётся сюда. И нам надо будет защищаться!

«Не думаю, что от него нужно будет защищаться, скорее – это он будет защищать вас!» — подумала Роза, но вслух произнесла совсем другое.

— Вот и защищайтесь, — ответила она.

— Я не знаю как. А вы, думается мне, знаете! – ответил командир. – Слушайте, честное слово, всё, что я хочу знать – это как вам удалось пережить уже две ночи вне города и остаться в живых.

— Это не представляется возможным, — со вздохом ответила Роза. – Я не могу вам сказать ничего, кроме того, что уже сказала. Это был не Зверь, это были гигантские волки. Я потеряла сознание, как только на меня налетел один из них. Больше я ничего не помню.

— Но вы же нашли обратную дорогу! Вы вернулись! – не унимался Чарли.

— Да, потому что мозги вместе с памятью у меня, к счастью, не отшибло!

— Что же, как вам будет угодно. Но имейте в виду, что каждый человек в этом городе может оказаться в опасности. Потому что ночные атаки из-за стены участились, и, кто бы там ни обитал, за стеной, это свирепый и кровожадный зверь. А мой долг – защищать этот город. Я и мои подчинённые ежедневно подвергаемся опасности, охраняя город. И если бы я знал как защититься от нападения, то непременно рассказал!

Чарли резко затормозил, развернулся и быстро ушёл в обратном направлении.

Роза остановилась, не в силах далее изображать равнодушие. Она была потрясена и растеряна. Этот командир её и пальцем не тронул, а казалось, будто сковородой по голове ударил – настолько неожиданной оказалась его чуть ли не самая длинная речь за всё время. Но ведь он не мог знать, как всё обстоит на самом деле. То, что она осталась жива – случайность. А этот командир выставил её чуть ли не предательницей! Не сразу она смогла успокоиться и ещё долго по дороге в лабораторию обзывала Чарли всевозможными неприличными словами, какие ей удалось почерпнуть из лексикона родителей.

Когда же Роза добралась до своей работы – Центра физических, биологических и химических наук – она сразу же переключилась на цель своего появления на рабочем месте раньше времени. К счастью, был уже обед, поэтому в лаборатории никого не было. Быстро достав образцы шерсти Зверя, она положила их на стекло, капнула специальным раствором и поместила часть в специальный аппарат, а часть под микроскоп. Пока машина гудела, делая вычисления, Роза принялась изучать состав волосков. Она то и дело хмыкала и морщила в задумчивости лоб, пока аппарат не запищал, оповещая о завершении вычислений. Роза достала образец и сунула стекляшку в карман своего рабочего халата, вывела данные на свой компьютер, посмотрела на результат и застыла.

— Этого просто не может быть! – выдохнула она и, на всякий случай, сильно зажмурилась и снова открыла глаза, даже ущипнула себя за руку, но монитор показывал одну и ту же цепочку. — Его ДНК человеческое! Он человек!

От удивления у Розы в прямом смысле отвисла челюсть. Глаза, и без того большие, стали чуть ли не такого же размера, как у самого Зверя. Даже голова закружилась. Наконец, она пришла в себя, достала из кармана диктофон и начала быстро наговаривать информацию, параллельно изучая данные.

— Ну, друг, ты меня удивил! Не знаю как насчёт ДНК снежного человека, это ведь только легенда, но сейчас… Это просто невероятно! ДНК Зверя полностью идентично человеческому, за исключением незначительных цепочек, которые у него присутствуют… Хм… Это невозможно! Его ДНК сохранило в себе довоенную информацию! Его мутировавшие клетки ведь отделяются гораздо проще, чем у нас, и это значит, … О!О!!! Немыслимо! Он очевидец событий почти двухвековой давности, — закончила Роза тихо и выключила диктофон.

На следующее утро Роза встала очень рано, ещё до рассвета, собрала с собой большую сумку провизии, сверху кинула несколько баночек образцов трав для отвода глаз, и снова отправилась за черту города, к Зверю. Она взяла литровую бутылку разведённого сухого молока, чёрного и белого хлеба, а так же рыбные консервы. Продукты, которые помогли выжить не одному поколению людей после войны, до сих пор производились и были основным провиантом последние 200 лет . Учёные в своих химических лабораториях разрабатывали препараты, которые могли бы ускорить процесс очищения почвы от ядерных разложений, но пока этого не произошло, вся пища выращивалась в специальных очищенных теплицах, а вся необходимая мясная продукция выращивалась и содержалась на специальных заводах.

Подойдя к выходу из города, Роза снова увидела на охране мальчика.

— Привет, Рома! Ты чего опять тут заседаешь? — поинтересовалась девушка на ходу.

— Да Гарик попросил подменить, ноги разболелись, — пожал плечами мальчик.

— Понятно. Ну ладно, я пошла! — сказала Роза и проскользнула в другую дверь.

— Постойте! Ещё рано! — крикнул Рома вслед девушке, но та уже сама всё поняла.

— Ещё рано, да? — вернулась она в комнату дежурного.

— Да, солнце ещё не взошло.

— Ладно. Можно я тут с тобой посижу?

— Конечно. Улыбнулся паренёк.

Сначала, смущённый продолжительным присутствием рядом с ним девушки, Рома сидел и рассматривал свои пальцы, но потом его внимание привлекла одна из травинок в банке, что лежала сверху и виднелась из раскрытой сумки, и он решился задать вопрос Розе, он ведь знал, что она изучает растения.

— А как называется это растение?

— Это клевер, — ответила Роза. Мальчик кивнул, но было видно, что он ждёт продолжения пояснения, и девушка продолжила. – Клевер — одно из легендарных лекарственных растений, у древних ирландцев клевер был национальным символом.

— А в нашем городе есть ирландцы? – поинтересовался мальчик. Национальность его вдруг заинтересовала больше растений.

— Если честно, без понятия. Кажется, кто-то был из Великобритании, но откуда именно я не знаю.

— А ты откуда? Ну в смысле кто ты по национальности?

— Ох, так сразу и не ответишь, — засмеялась Роза. — Мои предки собрали в себе множество народов. Впрочем, как и большинство тех, кто выжил.

— Это как? – не понял Рома.

-Ну… я объясню тебе на примере своей семьи. Мой прадед был из Германии, а прабабушка с Украины. У них родился сын — мой дедушка. Он женился на русской, а у них родилась двойня – мальчик и девочка. Мой дядя тоже женился на русской, а мама вышла замуж за поляка. Вот и считай: во мне течёт немецкая, украинская, русская и польская кровь. И это я ещё не упомянула про прадедушек и пра-прабабушек!

— Ого! И это у всех так?

— Да. После войны границы стёрлись, страны перестали существовать. Вообще всё перестало существовать. Практически везде, где упали ядерные бомбы. Выжившие – наши предки, настоящие счастливчики, оказавшиеся вдалеке от эпицентра взрывов и вовремя спрятавшиеся в убежищах.

— Война – это страшно, — заметил Рома и задумался.

— Да! – подтвердила Роза.

— А интересно, во мне тоже несколько национальностей смешалось?

— Думаю да. У тебя восточный разрез глаз и нос, больше характерный для китайцев или корейцев. Точно сейчас уже не вспомню. Я всё больше по растениям специализируюсь.

Роза засмеялась сама себе, мальчик подхватил и вот они уже оба сидели и смеялись. В этот момент на горизонте показался золотой солнечный диск. Рома открыл дверь и пропустил девушку на улицу.

Какое-то время Роза думала о разговоре с Ромой и о том, как всё совпало в её открытии и разговоре с мальчиком. А потом полностью переключилась на результаты анализа. Она стала прокручивать в голове вчерашнее открытие и размышляла о том, стоит ли сказать об этом кому-то ещё. Как ни крути, Зверь — научное открытие, которое, возможно, поможет понять, что произошло с их ДНК после Последней войты и возможно ли его восстановить?

С такими мыслями Роза подошла к убежищу Зверя и вдруг обнаружила, что входная дверь приоткрыта. Она сделала ещё пару шагов и остановилась в нерешительности. И вдруг заметила на чёрной почве капли, сильно смахивающие на кровь. Сердце девушки тревожно ёкнуло.

— Йети? – позвала она Зверя с беспокойством. — Эй, друг, ты тут?

Ответа не было. Роза проследила по каплям и поняла, что они ведут к бункеру. Взволнованная, она подошла к двери и заглянула внутрь. Было видно, как солнце освещает пыль в тёмном проёме, а внутри ничего не было видно, кроме фрагмента окна и торчащего в нём куска синего неба.

— О нет! – простонала Роза и почувствовала, как к горлу подкатывает комок. Она сделала три глубоких вдоха чтобы успокоиться, а потом открыла дверь шире и вошла внутрь.

Вся, уже привычная её глазу обстановка, была разрушена. Соломенное кресло было разбросано по всему полу как обычный мусор, от импровизированной кровати не осталось ничего вообще, а дымоход стоял в камине, а не над ним. Роза оглядывалась кругом, совершенно растерянная, а внутри было такое ощущение, что на неё что-то сильно давит сверху.

Вдруг в углу у камина раздался шорох и слабый, еле слышный вздох. Роза сразу же вышла из состояния оцепенения и бросилась туда. На полу лежал Зверь. Он приподнял голову, и потянул носом воздух, принюхиваясь, глаза же оставались сомкнутыми.

«Надеюсь, сегодня ты взяла свои лекарства? Кажется, они мне понадобятся», — выдохнул Зверь, возвращаясь в исходное положение.

— Что с тобой приключилось? – проговорила Роза, понимая, что ей не ответят. Она селя рядом с хозяином хижины и принялась рыться в сумке. Аптечку она всегда носила с собой, поэтому нашла её быстро, но ей нужен был свет, а фонарика у неё в этот раз не было. Зато были спички. От волнения, она никак не могла нащупать коробок, и в отчаянии ругала себя, что взяла такую огромную сумку. Наконец спички были найдены, девушка собрала с пола солому, накидала сверху веток, которые совсем недавно были кроватью, нашла за спиной Зверя несколько поленьев, всё это уложила и зажгла спичку. С первого раза, конечно, развести огонь ей не удалось, и лишь с третьей попытки языки пламени запылали и осветили помещение.

Роза молча осмотрела Зверя, достала из аптечки уже знакомый флакончик с антисептиком, йод, бинты, а так же вату, спирт и быстродействующее обезболивающее и принялась лечить. Когда все видимые раны были обработаны, Роза поднялась, достала из второй сумки молоко, кружку, которую прихватила для себя, налила туда белой жидкости и попыталась напоить Зверя. Тот сделал три глотка, но от дальнейшего приёма жидкости отказался.

«Как вы можете это пить? Это ведь даже не молоко! Жижа какая-то! Впрочем, чего я привередничаю? Давай ещё!»

Зверь снова поднял голову, приоткрыл один глаз и проурчал, глядя на Розу, своё пожелание. Роза поднесла кружку с молоком и Зверь выпил всё до капли.

— Ещё будешь? – спросила девушка.

Зверь кивнул и она снова наполнила кружку. Потом достала батон и отломила кусок. Вдруг на улице послышалось какое-то движение, которое очень сильно напугало обоих. А в следующую минуту в дверном проёме показался Чарли.

— Как вы тут оказались? – удивилась девушка.

— Проследил, — просто ответил Чарли, пожимая плечами. Роза даже не нашла слов для дальнейших ругательств. – Если честно, я ожидал чего-то сверхъестественного, а вы всего лишь нашли старый бункер. Тут вы укрылись от Зверя?

Он вошёл внутрь и замер,  увидев того самого Зверя.

— Достаточно сверхъестественно? – хмыкнула Роза.

Несколько мгновений Чарли стоял словно статуя, но потом он будто бы пришёл в себя и продолжил с того, на чём остановился.

— Вы уж извините, но я не привык к полуправде. Именно потому, что вы не рассказали мне всё сразу, я решил за вами проследить, — снова заговорил Чарли. Смотрел он, однако, на Зверя, а не на Розу. Голос звучал откуда-то издалека. – Когда увидел, как вы вошли сюда, подумал было, что у вас тут что-то вроде научной комнаты. Но когда увидел дым, решил зайти и проверить, всё ли в порядке. Не ожидал такого. Вчера вы тоже ходили сюда?

— Да, — сдалась Роза. Скрывать всё и дальше было уже бессмысленно. — Зверь спас мне жизнь. Не знаю как. Я помню отдельные фрагменты: как я стучу в дверь и прошу Гарика впустить меня, как меня окружили волки, потом помню громкий рык совсем рядом, а потом я просто очнулась тут, в этом убежище, а Зверь сидел рядом и… лечил меня.

— Мда! — присвистнул Чарли.

— Это правда.

— Вы абсолютно уверены?

— Слушайте, если бы Зверь был убийцей, то я бы тут с вами сейчас не разговаривала, разве нет? — вспылила Роза. — И раз уж вы здесь, пожалуйста, помогите мне. У него осталась одна обширная рана, которую я не смогла обработать до конца.

Ей хотелось сменить тему, потому что Зверь был рядом, всё слышал и, Роза была уверена в этом, всё понимал. Чарли удивился резкой перемене, но молча подошёл и, по указанию девушки, приподнял ногу Зверя так, чтобы открыть доступ к раненому пузу. И только сейчас он по-настоящему оценил габариты Зверя. Пока Роза обрабатывала рану, командир откровенно пялился на тело животного, взгляд медленно скользил от головы до ног.

— Ну и габариты у него! – неожиданно присвистнул Чарли.

«Сон и еда — всё что нужно для растущего организма!» — заворчал Зверь, зло поглядывая на Чарли.

— Очень ёмкое замечание! – сказала Роза, обрабатывая загноившуюся рану на животе.

Чарли стало немного стыдно за свою неожиданную несдержанность. Он отвёл взгляд и обвёл глазами помещение, обратил внимание на расколотую посуду, снова скользнул взглядом по ранам Зверя, и принялся рассматривать противоположный угол.

— Похоже, он с кем-то подрался, — сказал Чарли. – И ему здорово досталось.

— Капитан очевидность, блин! – проворчала Роза. – Держите лучше!

— А что это за туша вон там валяется?

Роза мельком взглянула туда, куда указывал Чарли, и просто ответила:

— Это шкура какого-то животного.

— Не похоже это на шкуру, — отозвался Чарли и решил подойти поближе и хорошенько рассмотреть. Роза как раз закончила возиться с раной, поэтому он осторожно вернул ногу Зверя в исходное положение и направился в тот угол. Наклонился и снова громко присвистнул.

— Вы были правы, Роза, на нас охотятся волки, а не этот снежный человек. Взгляните!

Роза подошла и увидела труп убитого волка. Тело было изранено не хуже, чем у Зверя, но убила его явно сломанная шея, так как голова его покоилась под неестественным.

— А он силён! – воскликнул Чарли.

«Мне просто везёт», — вздохнул Зверь, опустил голову на импровизированную подушку из куртки Розы, и закрыл глаза.

— Слушайте, вы простите, но я думаю его лучше отсюда забрать, — вдруг сказал Чарли, глядя на Розу.

— Да? И куда? В больницу его положим? Или к тебе домой? – съязвила Роза, от возмущения перейдя на «ты». А про себя подумала: «Человеческая больница ему бы вполне подошла».

На самом деле она только что думала об этом, но никаких возможных решений в её голове не возникало. Чарли тоже понимал, что сложно придумать место, где в городе Зверь мог бы быть изолирован, на время лечения, во благо жителей города, да и себя самого.

— Ну, учитывая обстоятельства… — начал он.

— Обстоятельства?! – изумилась Роза.

— Обстоятельства, — повторил командир. — Он ведь дикий.

«Сам ты дикий!» — подумал Зверь.

— Сам ты дикий! — огрызнулась Роза.

Зверь довольно фыркнул. А Роза почему-то подумала, что он бы сказал то же самое.

— Я нет. А вот он, — Чарли указал на Зверя, — да! И мы на «ты» не переходили! — он почувствовал, что тоже начинает выходить из себя. Как же сильно раздражала его эта девчонка! — Его нельзя держать рядом с людьми!

— Это вас нужно на цепь посадить!

«Что, семейная ссора?» — полюбопытствовал Зверь, открывая глаза и с интересом глядя на людей. Чарли заметил его движение и вдруг понял, как глупо они оба сейчас выглядят. Он смягчился.

— Вы прекрасно понимаете, о чём я, — примирительно сказал он. — В общем так, я сейчас вызову по рации машину и мы отвезём его в город.

— Ни за что! – воскликнула девушка. – Я не позволю ставить над ним опыты!

— Какие опыты? – возмутился в ответ Чарли. – Ему нужна помощь, и оказать ему помощь могут только там. Здесь и ему и нам с вами оставаться опасно!

Роза была в отчаянии. Она знала, что Чарли прав. Во всём. Она и сама думала о том же. И её сопротивление словам командира было связано лишь с тем, что она боялась за Зверя.

— Вы не понимаете, — сказала Роза, понизив голос.

— Возможно, — согласился Чарли. — Быть может, вы объясните мне? Вы ведь явно знаете больше, чем говорите.

Роза молчала. Она переводила взгляд с Чарли на Зверя и обратно, соображая. В итоге решила, что стоит озвучить свои опасения. В конце-концов, ей хотелось хоть с кем-то поделиться своим открытием и вытекающими из него последствиями для Зверя.

— У него ДНК человека, — тихо сказала Роза. — Вчера я сняла с него немного шерсти, сделала исследования и… В общем, наш Зверь — хомо сапиенс, хотя его внешний вид и говорит об обратном.

Чарли стоял, пытаясь как-то уложить и переварить в своей голове дошедшую до его разума информацию. Зверь с любопытством поглядывал то на девушку, то на мужчину. Его не сильно удивило поведение Розы, он понял ещё вчера, для чего нужно было то прикосновение к его руке. Он ожидал реакции мужчины. Зверь был полностью согласен с девушкой — кому захочется, чтобы над ним ставили опыты? Будь ты гусеницей, или чудовищем? И в то же время он понимал, что решение полностью зависит от Чарли. Как ни крути – главный сейчас тут он.

Чарли молчал долго, так что Роза начала нервничать.

— Кто бы он ни был, здесь мы ему помочь не сможем, — наконец заключил он. — Насколько я помню из учебника по зоологии, волки охотятся стаями! Зверь слишком слаб, чтобы себя, не говоря уже о нас. А мы, уж простите, не сможем сделать это и подавно! Посмотрите на размеры волка! Он ростом с человека!

Роза поджала губы. Ей очень не хотелось соглашаться с ним, но она понимала, что Чарли прав. Они не смогут оказать Зверю помощь, оставаясь здесь или бросая тут одного.

— Ладно, мы заберём его в город, — согласилась девушка. — Я расскажу коллегам, что он меня спас и попрошу устроить его в нашей лаборантской. Там есть всё необходимое, чтобы вылечить его раны. А потом мы его отпустим. И я ни на секунду не оставлю Йети одного! Не позволю, чтобы хоть кто-то из научного отдела начал над ним издеваться, пока будет лечить.

— Йети? – только и переспросил Чарли.

«Ага, то ещё имечко!» — зажмурился Зверь, посмеиваясь про себя.

— Да, будем считать, что это его имя. Не животным же его называть, — ответила Роза.

Когда Зверя погрузили в машину и закрыли двери, машина тронулась к городу. Дорога была неровной, Зверь то и дело подскакивал на ухабах, а Роза его старалась его поддерживать и успокаивать. Подъезжая к городу, Чарли приказал остановиться, вышел из машины сам и попросил выйти всех, в том числе и Розу.

— Нам всем нужно пройти через дезинфекцию, — пояснил он в ответ на непонимающий взгляд Розы.

В городе на машину вышли поглазеть все, кому не лень — новость о том, что Зверя-убийцу привели для лечения, разлетелась моментально. Останавливать её, однако, никто не собирался, и вскоре  машина подъехала к самому высокому зданию в городе, где их уже поджидали биологи, зоологи, химики и прочие учёные из института, в котором работала и Роза. Девушка с беспокойством посмотрела на собравшихся, и утвердилась в своём решении ни в коем случае не отходить от Зверя. Она пристально будет следить за тем, чтобы его только лечили и проводили анализы только в рамках лечения, но не более того.

Зверя устроили в лаборатории, которую пока никто не использовал – она была в ремонте, что оказалось очень на руку. И, хотя ремонт был уже окончен, оборудовать её не спешили, так как не решили, под что именно они будут использовать эту лабораторию. По этому поводу проводились бесчисленные споры между начальником Розы и зоологами.

Сотрудники научного центра соорудили кровать из больничных матрасов, которые специально для такого случая позаимствовали у больницы, и устроили на них Зверя. Безусловно, у него взяли кровь на необходимые анализы. Зверь при этом вёл себя очень смирно, после чего Роза вежливо, но настойчиво, попросила коллег выйти, объясняя, что Зверю сейчас нужен покой. В кабинете остались трое — Роза, Чарли и Зверь. Чарли остался, чтобы помочь девушке, так как заметил ещё там, в убежище, как сильно она переживала за своего спасителя. Наблюдая за «большими умами» он понял, что беспокойство Розы было не напрасным. Учёные действительно слишком настойчиво лезли со своими анализами и предложениями, многие из которых ему, Чарли, показались просто дикими.

— Нужно будет постоянно дежурить здесь, — рассуждала вслух Роза, когда учёные, нехотя, вышли из лаборатории. – На всякий случай. К тому же ему нужен будет уход, так что…

— Да, пожалуй. Но вы сильно устали. Я могу остаться, а вы идите домой и отдохните, — ответил Чарли.

Роза с недоверием поглядела на командира. Ей вдруг показалось, что Чарли нарочно хочет отправить её домой, чтобы в её отсутствие устроить непотребные действия над Зверем.

— Я ни капельки не устала, не беспокойся, — сказала Роза и сделала вид, что разбирает препараты.

— Я не трону его, не переживай, — правильно понял её ответ Чарли. Он тоже решил перейти на «ты».

Роза посмотрела на мужчину и увидела в его глазах беспокойство. Она поверила Чарли, но в то же время внутри возникло странное чувство, непонятно тревожное. И, как бы ей не хотелось признавать, но она действительно очень устала за сегодняшний день. Возможно, её непонятная тревога родилась именно поэтому. Чарли потребовалось ещё какое-то время, чтобы уговорить девушку отдохнуть, и когда Роза оказалась дома, то заснула, лишь только голова оказалась на подушке.

Чарли тем временем зашёл в импровизированную больничную палату и сел рядом со Зверем. Тот открыл глаза и посмотрел на человека с любопытством. Какое-то время они так и смотрели друг на друга, изучая, присматриваясь. Чарли вспомнил слова Розы о том, кто, точнее, кем был Зверь.

— Интересно, а ты сможешь ещё раз измениться и стать обратно человеком? — прошептал он.

«Последнее изменение повлияло на весь мой внешний вид уже очень давно. Хватит с меня изменений», — проворчал Зверь, тяжело вздыхая.

-Ты сам хоть помнишь, кем был?

«Был – ключевое слово».

— И что на тебя так повлияло, воздух? Вода? Как ты выжил? – задавался вопросами Чарли, а Зверь продолжал фыркать и ворчать.

«Задай эти вопросы тем, кто решил открыть войну!»

— По словам Розы, ты выжил в Последней войне. У тебя чистая кровь, без мутаций. Ну, если не считать твой теперешний внешний вид.

«О! Избавь меня от очередной лекции про то, какими вы сейчас рождаетесь! Я это уже слышал!»

— То, как ты выглядишь сейчас, вводит меня в некоторое затруднение – я не знаю как к тебе обращаться – человек или животное? – хмыкнул Чарли.

«Можешь считать меня снежным человеком. Я не обижусь», — фыркнул Зверь и закрыл глаза, давая понять, что он устал.

 

Текст не отредактирован. Продолжение тут Зверь

Реклама

Один ответ на “Зверь

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s